Вверх страницы

Вниз страницы

Родом из Навигацкой школы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Родом из Навигацкой школы » Москва » Трое на берегу, не считая козы


Трое на берегу, не считая козы

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Около Сухаревской башни нет места лучше маленькой лужайки на берегу речки Самотеки. Там всегда можно отдохнуть, поупражняться в фехтовании и поболтать обо всем на свете. А коль повезет, даже кое кого встретить...

Время: май 1742 года, Москва

Участвуют: Алексей Корсак, Никита Оленев, Александр Белов

Отредактировано Александр Белов (2017-12-09 14:19:55)

+4

2

Ну и денек! Нырнуть бы с головой в речку, освежиться да забыть обо всем. Да только настроение не то... Шпага из ножен просится, дух боевой не утихает. Коротки уроки фехтования... Кто угодно поспорил бы с этим, да только не Саша. Будь на то воля его, забросил бы курс морского дела и математику, а занялся бы в свое удовольствие фехтованием и верховой ездой. Он как и прежде грезил о карьере военного. Неинтересна ему была карьера моряка, он так хотел в гвардию, в лейб-гвардию, охрану самого царского двора!
Над ним тоже подшучивают, как над мечтателем Алешкой Корсаком. Алешка шуток не терпит и пускается в драку. Сашка шутки сносит стойко и даже сам любит пошутить к месту. Но к карьере гвардейской относится и готовится всерьез. Что ему до качества рангоута и такелажа, до ориентирования по звездам, до законов Архимеда и теорем Пифагора? Где потом это все пригодится? В рапирном зале надобно упражняться почаще, благородное оружие осваивать. А не пускают в рапирный зал, так на то всегда есть друзья и свободное время.
Среди друзей первым собратом Белова в любви к шпаге был Пашка Горин. Соберутся в уединенном месте и давай повторять фехтовальные приемы, мастерство свое оттачивать. Мусье француз больше всех доволен ими двоими, уж все курсанты это поняли. А сегодня Пашку как назло забрали в караул. И так всегда! Попробуй расшевели Никиту: он шпагу не любит, вообще не любит драться. Его в рапирный зал калачом не заманишь, а то будет он еще шпагой махать после уроков... Кабы от Котова не получал на орехи, так позабыл бы давно, где рапирный зал находится. Алешка тоже не ахти какой фехтовальщик. Он человек добрый и не может представить себе злобу к противнику. Боевого запала в нем нет, покуда не тронешь. А тронешь, так ему все равно чем драться, шпагой или кочергой.
Саше было скучно. От нечего делать он сидел в траве и срубал шпагой головки репейника. Так жарко, что и поговорить лень. Май выдался жаркий, ни дать ни взять лето пришло. Мысли о лете радовали Сашу, ему порядком осточертела учеба, каникул он ждал как спасения. Недолго уже осталось...
Не разлениться бы! Саша стал тренировать кисть и завертел шпагой в обе стороны по очереди. Рядом под вязом спит Никита. Даже лицо накрыл платком, чтоб не тревожили. Алешка сел от них подальше и ноги в воде мочит, греется на солнышке. Стрекочут кузнечики в траве, поют птицы над головой. Кабы не они, тишина стояла бы мертвецкая. Белову так и хотелось нарушить ее.
- Распустили бы уж скорее нас по домам! - сказал он вслух, срубив репейный венчик, и поглядел на друзей. Вдруг Алешка оторвется от своего безделья или Никита проснется? Знай себе спит, только платок около носа поднимается да опускается.

Отредактировано Александр Белов (2017-12-09 15:06:25)

+4

3

- Распустили бы уж скорее нас по домам!
Алеша лишь вяло, неопределенно пожимает плечами вместо ответа. Он вымотан занятиями, да и день выдался жарким. Корсак с удовольствием уселся на самый краешек берега и опустил ступни в прохладную, прозрачную воду Самотеки. К реке после занятий курсанты приходили часто: отдохнуть или обсудить минувшие события, безбоязненно, не стесняясь в высказывании собственной точки зрения, не опасаясь наказания, или просто поболтать, а случалось что и поспорить. Сегодня говорить не хотелось. Солнце щекотало спину и плечи, его лучи беспрепятственно проникали под одежду и разливались по телу теплыми волнами. Двигаться тоже не хотелось, а потому юноша лишь изредка шевелил ступнями, прогоняя прочь наглых рыбешек, весьма интересовавшимися его ногами.
Алексей с детства усвоил, что вода обладает благодатными свойствами: снимает усталость, боль, успокаивает. Верно, именно тогда, еще в Перовском, под крылышком у матушки, в нем зарождалось еще неосознанное стремление к морю, к его бескрайним просторам, к познанию его столь переменчивого характера. Нынче же, спустя годы, Корсак практически бредил морем, то и дело, представляя себя стоящим на носу судна и высматривающим что-то вдали при помощи подзорной трубы и радостно кричащим: «Земля!». Но пока то были лишь мечты.
А путь к заветной цели оказался не так уж прост. Моря молодой человек так еще и не увидел, зато успел вкусить все «прелести» обучения морскому делу, в особенности телесные наказания. Трудности поджидали на каждом шагу, а мечта ближе не становилась: сперва требовалось закончить обучение в Навигацкой школе. Но сегодня  разомлевшему на солнышке гардемарину и думать, и мечтать было лень. Он бесцельно вслушивался в звонкое, беззаботное щебетание птиц, обживающих гнезда, в которых им предстояло провести целое лето, а потом с наступлением осени устремиться далеко на юг, в теплые земли. Корсак всегда завидовал их свободе: свободе жизни, передвижения, действий, - ограниченной лишь законами природы, которые, если поразмыслить, тоже являлись весьма суровыми. И тогда зависть мгновенно исчезала.
Друзья устроились где-то в стороне подле вяза. Алешка слышал посапывание Никиты – по-видимому, у того тоже нынче не возникало желания поболтать. А вот Белова похоже молчание начало тяготить, раз он обронил абсолютно невинную фразу, да как на грех еще и Горина забрали в караул, отчего к реке пришли лишь втроем. В споры друзей Корсак обычно не вмешивался, предпочитая роль наблюдателя. Отступать от своих правил он не собирался и сегодня.

+5

4

То ли всему виною была учёба, то ли дело было в расслабляющем влиянии сегодняшней погоды, но Никита чувствовал себя совершенно комфортно, пребывая в сложившейся обстановке тишины и умиротворения. Возможно, это было не самым привычным настроением для компании друзей, обычно предпочитающих вести на тихой лужайке дискуссии на темы самого разного толка, но для всякого занятия есть своё время, и сегодня обстоятельствам суждено было привести к полному отсутствию у каждого из молодых людей желания говорить.
В то время, как Сашка всё упражнялся в своём излюбленном фехтовании, отыгрываясь на ни в чём не повинных растениях в виду отсутствия всегда разделявшего его любовь к маханию шпагами Горина, а Лёшка сидел возле реки, наслаждаясь теплом солнца и воды, избрав для себя место поближе к берегу, Никита устроился под вязом и, почувствовав, как усыпляюще действует на него тишина, прикрыл лицо платком, дабы не оказаться в тот же миг неожиданно разбуженным чем-нибудь (начиная от луча дневного светила, пробивающегося сквозь листья дерева, и заканчивая венчиком репейника, рискующим прилететь в него) и погрузился в бесконечный, непредсказуемый и тем самым прекрасный мир сновидений.
Сколько разных историй произошло за прошедшее время с его участием, молодой князь не знал, но отчётливо помнил, как вёл удивительную дискуссию с одним из древнегреческих философов, которого почти, вот почти что убедил в своей правоте! Но, как часто это бывает, самые лучшие сны оказываются бессовестно прерванными то Гаврилой, грозящимся вылить на своего воспитанника ушат холодной воды, поскольку тот рискует опоздать на занятия, если поспит ещё хотя бы минуту, то, как сейчас, Беловым, слишком недовольным окружающей обстановкой и потому взявшим на себя роль нарушителя воцарившегося спокойствия.
– Да распустят, Сашка, успеют ещё, – сонно протянул Оленев, потянувшись, – В августе и отправимся по домам, не так много до этого осталось, – уже бодрее произнёс юноша, не спеша при этом убирать платок с лица, рассчитывая вновь очутиться в объятиях Морфея после того, как выпавшая ему роль собеседника будет выполнена. – Лучше смотри на это с другой стороны: чем дольше ждём, чем лучше отдохнём впоследствии. К тому же, время за пределами школы пролетит незаметно – не успеешь порог дома переступить, как снова настанет пора собирать вещи и возвращаться сюда ещё на год. Тоскливый, занудный, мало чем интересный год, но это каприз судьбы, а как говорили жители Афин: "Капризы судьбы преодолевай с благородством".

+3

5

- В августе... Так это когда еще будет!
Саша лениво зевнул. Тряхнул головой и давай заново упражняться. Настроение не то, не вяжется беседа... Бывало, сядут под вязом да пустятся мечтать: как здорово было б жить, кабы не жалкая стипендия да не занятия, от которых толку мало; ругали учителей, мечтали о будущем, просто болтали да забавлялись. Над всем забавлялись, что было смешно. И ругали все наболевшее на чем свет стоит. И вольнодумствовали вдали от учителей с их проклятыми розгами. И науки зубрили, чтоб никто не мешал. И отдыхали, и перекусывали чем Бог пошлет. И даже о прекрасном поле тайком рассуждали. Никого конкретно не имели ввиду, а вообще... кто их поймет, загадочные существа!
Тоска зеленая... Ненавидел Саша такую тоску. Тут еще Никита нагоняет уныние: лучше бы спорили о долге и чести! В споре коль не истина рождается, так хоть бодрость приходит. А порой бывает, как договоришься до чего, пустишься хохотать да и забудешь, о чем спорили! Только б не тосковать, от этого весь боевой дух пропадает. И рука не слушается, и шпага превращается в кадило. Задору бы больше, пыла, огня! За то и хвалит его мусье, что в боевом пылу шпага как будто продолжением руки делается. А нынче так, болтается почем зря...
От таких раздумий озорной дух пробудился и подстегнул Сашу. Шпага в руке пришлась кстати. Взял Белов да и пощекотал ею Никитин бок - несильно так, шутя.
- Мыслитель! Тебя послушать, так умнее твоих афинян нет никого!

+3

6

–  Но будет же, – философски изрёк Никита, приподняв край платка так, чтобы видеть своего собеседника, – а когда... Это уже вопрос другой, дружище. – Отпустил платок, потянувшись на траве и тихо проворчав. – Всё-то тебе не угодишь.
Пуще Гаврилы, ей Богу. – Мысленно добавил молодой князь, решив сие ценное дополнение не произносить. Так, на всякий случай, дабы лишний раз не испытывать Фортуну, представшую перед ним сегодня в облике лучшего друга и его шпаги. Что он сегодня сам не свой? Или сегодняшняя обстановка тишины для него настолько губительна, или другая какая причина... Впрочем, от второго юноша тут же отмахнулся, посчитав, что случись у Белова какая беда, тот бы непременно поделился, а значит всё гораздо проще, и это, пожалуй, даже забавно. Не наблюдать за метаниями товарища, разумеется, а видеть, как его деятельная натура вынуждена мириться с тем, что сегодня им не доведётся смеяться во всю силу собственного голоса. Либо, к примеру о справедливости сегодня не поспорят, потому что не хочется. Если подумать, то все желания конкретно Оленева в настоящую минуту сводятся только лишь к тому, чтобы вот так лежать, наслаждаться приятной майской погодой, дремать да побеждать во сне своих кумиров.
Он даже практически осуществил данное намерение, да только Белов слишком усердно тренировался: так, что и платок убирать с лица не надо, воображение само рисует картины его стараний. Правда, самого гардемарина этот расклад, видимо, не устраивал, поскольку несколько мгновений спустя юноша ощутил на своём боку приятную прохладу стали, затем засмеялся, поскольку щекотки боялся ещё с малых лет, избавился от своего "прибежища", которое тут же спрятал в карман, и принял сидячее положение, глядя на Сашку, коварно упомянувшего про афинян.
– Разумеется, нет, – невозмутимо произнёс уверенный в своей правоте Оленев после того, как успокоился. – А ты с этим не согласен? Тогда изволь, приведу тебе пример. Вот... Сенеку хотя бы вспомни! "Оскорбление не достигает мудреца". Разве неправду сказал? Вспомни, как давеча нас месье Мертье только нас поносил налево и направо – считай, самый явный пример. Дурак обидится, а мудрый никак не отреагирует.

+3

7

Алешка, разомлевший на солнце, лениво болтал ногами в прохладной воде, изредка тревожа рыбешек брошенными в речку камешками. Рыбки, крутившиеся подле его ступней, тут же устремлялись прочь, правда, ненадолго, а потому, спустя время, все возобновлялось вновь. Пару раз юноша предпринимал попытки ухватить рыбешек ладонями, но те оказывались куда проворнее.
Разговаривать не хотелось, как и размышлять. Корсак нынче предпочитал молчать. Молчать, когда рядом все понимающие друзья, куда приятнее, чем просто молчать в полном одиночестве. Сегодня его стремление разделял и Никита, вытянувшийся на траве и прикрывший лицо платком. А вот Сашка настроен был вести беседу.
Курсант нехотя обернулся, настороженно покосился на друзей, вернее, на шпагу в руке Белова. «Ну вот чего он опять ее схватил? Рапирного зала ему мало что ли?», - любовь Александра к сему благородному оружию Алексей не разделял, занятия по фехтованию не любил, а потому такими успехами, как его друг, похвастаться не мог.
«Сдались им эти жители древних Афин? Чего об них говорить?», - не разделял он и любви князя к философским цитатам древних.
В подобные разговоры, а, тем паче, споры юноша предпочитал не вмешиваться, предпочитая роль лишь наблюдателя. К тому же Алешка не мог принять ни чью сторону, ему всегда казалось, что правы оба. Но вслушивался в них весьма внимательно: случалось, друзья внезапно переключали свое внимание и на него, тогда парировать приходилось и Корсаку, а он, мягко говоря, восторга не испытывал.

+3

8

Что поделать, никогда Саша не любил лениться. Не тело, так ум норовил занять, только бы не валяться без толку. Не заставишь его просто лежать и ни о чем не думать, благостно растянувшись в тени у дерева. Других он за это не осуждал, но и не понимал. А когда самому охота размяться, а около тебя как ни в чем не бывало пристроились друзья, как тут не занервничаешь? И чего у них у всех сегодня настроение такое мирное? Их послушать, так в ответ на обиду только и надобно, что розы нюхать.
Разгорячился Саша, слушая Никиту.
- Так то ж словом!  И то смотря каким. Месье Мертье поворчит да отстанет. У него это вроде разминки перед боем. Не то говоришь, князь. А ну как съездят мудрецу по роже? Достигло его таки оно, оскорбление. Что делать прикажешь?
Саша ненадолго присел около Никиты. Маячить перед глазами перестал, но остывать не собирался. Боевой запал в нем еще больше разжегся. И в глаза ему смотреть так удобнее.
- Брось ты нашего мусье. Представь лучше, что я не друг твой Саша Белов, а пьяный шкипер в таверне. Сидишь ты себе и не трогаешь никого, а пьяный этот на рожон лезет. Ты ему миром говоришь, отстань, дружище, я думу думаю. А он тебе в глаз кулачищем! Неужто шпагой честь свою не защитишь?
Не зная куда девать свой боевой пыл, Саша поддел клинком Алешкин башмак и покачал им в воздухе.
- Взгреть его как следует, и вся мудрость! Только благородно, со шпагой в руке. Ибо честь - главное твое отличие от пьяного шкипера.
И снова покосился на Алешку. Не давала Саше покоя одна мысль. Утром в рапирном зале Корсак дрался из рук вон плохо. Помочь бы ему надо, а как? Сам он не захочет, его лишний раз шпагу в руки взять не заставишь. Остается одно: нарочно растрясти и поработать на совесть. Алешка когда злится, буйным делается. Шпагой абы как машет, а надо к ней с умом подходить.
Тебя противник проще простого заколет, когда ты зол и мечешься почем зря... Для твоего же блага, Алешка!

+2


Вы здесь » Родом из Навигацкой школы » Москва » Трое на берегу, не считая козы