Вверх страницы

Вниз страницы

Родом из Навигацкой школы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Родом из Навигацкой школы » Москва » Нам встреча послана судьбою...


Нам встреча послана судьбою...

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

Находящийся в бегах Алексей Корсак под видом горничной Анастасии Ягужинской приезжает в монастырь. Софья, которую готовят к постригу, не хочет становиться монахиней и решает бежать. Случайна ли была их встреча?

"Алексей устал… Как тяжелы были четыре дня в пути! Он шел, не разбирая дороги, одержимый одной мыслью — уйти от Москвы. <...> Он уже совсем засыпал, когда тяжелая дверь в келью хрипло, по-стариковски скрипнула и приоткрылась, удерживаемая чьей-то осторожной рукой". © Н. Соротокина

Время: конец июля 1742 года.

Участвуют: Алексей Корсак, Софья Корсак.

Отредактировано Софья Корсак (2018-05-26 23:08:57)

0

2

"Нет, надо, надо решиться. Нужно уходить отсюда, пока ещё не стало поздно. Здесь, кажется, странница-богомолка есть. Пойду к ней, попрошусь с нею - она много ходит, много знает, может, и мне поможет аль подскажет", - размышляла девушка, сидя в своей комнатке в монастыре. - "Всё! Всё, иду. Не хочу больше быть здесь как в темнице, на свободу хочу, уйти хочу... А если поймают? Нет, я далеко убегу, они не найдут, не догонят - не успеют..."
Она взяла свечу и тихонько выскользнула из комнатки. Найти, где поселили богомолку, оказалось несложно. Оглянувшись и не увидев никого, кто мог бы следить за ней или заметить её здесь, осторожно толкнула дверь, которая со скрипом приотворилась, и она проскользнула в келью, прикрыв дверь - мало ли кто увидеть может.
- Простите... - Софья остановилась, словно в нерешительности. - Это ведь вы идёте на богомолье? - робко спросила она, и в негромком голосе как будто послышалась...надежда?..

+4

3

Вымотанный долгой дорогой Алешка с благодарностью смотрел на монахиню, проводившую его в небольшую комнатушку и принесшую туда кувшин молока да ароматную краюху монастырского хлеба. Ничего вкуснее этого хлеба, казалось, он еще не едал. Наконец, его оставили одного. Как только стихли неторопливые шаги монахини, Корсак, не стесняясь, в несколько глотков осушил целую половину кувшина. Страх погони отступил, юноша впервые за несколько дней после бегства из театра чувствовал себя защищенным. Нынешней ночью ему ничего не грозило, этой ночью можно было заснуть покрепче и не вздрагивать от каждого шороха, готовясь снова бежать куда-то прочь, продумывая пути спасения.
Алексей скинул сапоги, давая ногам отдых, стянул с головы уже порядком надоевший женский парик. Он бы с удовольствие скинул и женские одежды, но вряд ли бы обитательницам монастыря, а в особенности настоятельнице, пришлось бы по душе перевоплощение бедной странницы в молодого человека. Нужно было терпеть, и Алеша терпел.
Юноша уже погружался в сон, а когда уловил скрип отворяемой двери.
-Это ведь вы идёте на богомолье?
-Я, -сонно буркнул  он. – А Вам-то что с того?

Отредактировано Алексей Корсак (2018-05-22 15:23:22)

+4

4

Девушка замялась, но всё-таки решилась попросить:
    - Возьмите меня с собой... - И быстро залепетала: - Монахини меня к постригу готовят, а я не хочу... Я бежать хочу, только ведь мира совсем не знаю. - Она умолкла, в светлых глазах отразилась мольба.
    "Да, бежать... В Новгород... Как тётушка меня примет? Захочет ли видеть? Признаёт ли? А другого выбора у меня-то и нет..." - пронеслись мысли в юной головке.

0

5

- Вот счастье-то, - возмущенно проворчал юноша, к его разочарованию сон тотчас же исчез, словно Алексея и не вырвали сейчас из сладкой дремоты. – Ты – монашка, вот при монастыре и живи. Зачем тебе куда-то идти!
Просьба незнакомой девушки удивила, озадачила и возмутила одновременно. Он и сам не знал, что с ним может приключиться на следующий день или даже через час. Он ведь в бегах. А тут еще незнакомка в попутчицы набивается. Мира она не знает… Много ли видел он сам? Кроме родного села были лишь казарма, классы, театр, ну, еще на речке с друзьями бывал. Ему самому бы без приключений до Кронштадта добраться, а тут еще за девушку отвечать.
- Нет, в одиночку проще да быстрее будет, - решил про себя Алексей, пристально разглядываю юную монахиню.
Что-то притягательное было в ее взоре, манящее, обжигающее, удивительное. Светлые глаза девушки светились не то надеждой, не то мольбой, и нельзя было просто так отмахнуться от этого взгляда.

Отредактировано Алексей Корсак (2018-05-23 12:51:03)

+1

6

- Я не монахиня, я только живу в монастыре. Пожалуйста, возьмите меня с собой, Христом Богом прошу! Ведь если я сама уйду, то только дорогу спрошу, меня назад и воротят, в монастырь. - Она поставила свечу на стол и принялась снимать с пальца кольцо. - Оно дорогое, фамильное, возьми его, разреши только идти с тобой! - И девушка протянула кольцо "богомолке".
Софья не могла понять, отчего она..смущается, даже стесняется...Ведь перед  ней такая же девушка. "Наверное, потому, что кроме монахинь, ни с кем и не общалась почти". Мысль о том, что это и не девушка вовсе здесь может быть, ей и в голову не пришла.

Отредактировано Софья Корсак (2018-05-23 18:44:35)

0

7

- Я не монахиня, я только живу в монастыре. Пожалуйста, возьмите меня с собой, Христом Богом прошу! Ведь если я сама уйду, то только дорогу спрошу, меня назад и воротят, в монастырь.
В голосе девушке звучала мольба, оттененная нотками отчаяния. Корсак невольно вздрогнул. Он вдруг отчетливо ощутил себя на месте незнакомки.  Чувство безысходности сопряженное со стремлением, необходимостью что-то изменить в жизни, причем кардинально, перевернув с ног на голову. Молоденькая монахиня, толком еще ничего не объяснившая, чем-то едва ощутимо напоминала Алексею самого себя.
Когда девушка протянула фамильное кольцо, юноша осторожно, едва касаясь пальцами, отвел ее руку: не нужно ему ни таких жертв, ни такой платы за помощь. Решение он принял в один миг, ничуть не задумываясь о его последствиях.
- Не нужно мне твое кольцо, - быстро проговорил он, тотчас же уловив испуганный взгляд незнакомки. – Я возьму тебя с собой, пойдем вместе, покуда нам будет по пути. Вдвоем и вправду веселее. Только путь будет трудным и долгим. Выдержишь ли?

Отредактировано Алексей Корсак (2018-05-25 16:06:12)

+3

8

- Я возьму тебя с собой. - Она услышала эти слова, и радость блеснула в её глазах. - Только путь будет трудным и долгим. Выдержишь ли?
- Выдержу! Всё выдержу! Только бы отсюда уйти... - радостно воскликнула девушка. - Спасибо тебе... - и споткнулась на слове: она ведь даже имени не знает, как обратиться-то..  - Скажи, как звать-то тебя? - "Если уж пойдём вместе, то надо хоть познакомиться, хоть имя узнать".
И всё бы хорошо, да только одного не могла понять Софья: отчего она будто..вздрогнула от прикосновения, когда "странница" отвела её руку, легко коснувшись её. Но не обратила внимания, не задумалась, сейчас волновало её другое. "Какая она добрая...и так хорошо с ней, спокойно...", - подумала Софья. - "И совсем не ворчливая, как поначалу хотела показаться..."

+1

9

Алешка едва заметно улыбнулся нескрываемой радости девушки, вызванной его согласием взять ее в попутчицы. Юноша был убежден: юная монахиня и не представляла себе до конца все возможные трудности. Но пугать девушку заранее Алексей не собирался, тем паче и сам он не мог угадать, что может встретиться им на долгом пути. Он - в бегах, девушку хватятся, пустят по следу беглецов погоню, а, значит, единственными безопасными дорогами станут для них лесные тропы… А может не все так ужасно? Может и не будет их никто искать: чай, не первая послушница от пострига бежит, да его след должен был уже затеряться – о Кронштадте кроме Сашки и Никиты ведь никто и не знал, а друзья и под пытками молчать станут. Что ж скоро все сомнения разрешаться сами собой.
- Але… - Корсак вовремя осекся, отвечая на невинный вопрос девушки. Вот бы та удивилась, услышав мужское имя Алексей. – Аннушка. А тебя как зовут?

+4

10

- Софья, - улыбнулась девушка в ответ. Неожиданно, повинуясь минутному чувству, она подошла к образам и рухнула на колени. - Господи! Я решилась... Помоги тебя, прошу! Пусть монахини не найдут меня, не остановят. Нет, не помогай, но  прошу Тебя, не мешай только... - истово шептала девушка. Поднявшись, она оправила упавший с головы платок, снова повернулась к Аннушке.
- Прости..не выдержала я... - на этот раз улыбка была чуть-чуть виноватой, будто ей неловко было за свой порыв. - Ой, - девушка только сейчас заметила, что Аннушка босая, - у тебя обуви нет...я тебе принесу. - В полумраке, разгоняемом лишь светом свечи, Софья не видела всей комнатки, иначе удивилась бы - откуда у странницы мужские сапоги? Только она этого не заметила.
- Ты отдыхай сейчас, - тихо прозвучал ласковый голосок. - А утром я зайду за тобой, - прошептала девушка, глядя в глаза Аннушки - красивые, голубые, глубокие, как море; в них сейчас отражался свет свечи, из-за чего они казалось, будто они сияли... Софья внезапно спохватилась и отвела взгляд - так пристально рассматривать было неприлично, но взгляд голубых глаз завораживал.

Отредактировано Софья Корсак (2018-06-01 17:21:03)

+3

11

Алексей изумленно и встревожено поглядел на внезапно рухнувшую перед образами на колени девушку, тут же что-то с жаром зашептавшую, заломил руки. Но мгновение в голове юноши промелькнула ужасающая мысль: не блаженная ли часом его будущая попутчица? Вот только этого ему сейчас и не хватало… Что он будет делать с ней, коли в пути какой припадок приключится? Чем сможет помочь?
Корсак содрогнулся собственным мыслям и еще пристальнее оглядел Софью, не верилось молодому человеку в душевный недуг девушки. Она же сама развеяла все его сомнения.
- Прости..не выдержала я..
А ведь он ничего о ней не знает, не ведает, какие трудности и беды выпали на долю юной послушницы.  И уж тем паче нет у него права обвинять или осуждать.
Следующим своим вопросом, вернее, замечанием про обувь девушка вновь озадачила Алешку. Хорошо еще, что сапоги она не заметила, благо он сам затолкнул их подальше под лавку. Как объяснить у странницы-богомолки наличие мужских сапог. Что ж на придумывание объяснения время еще будет. А пока в его ответе новая знакомая явно не нуждалась: Софья уже пообещала что-нибудь решить с обувкой.
- Ты отдыхай сейчас, а утром я зайду за тобой...
Девушка доверчиво смотрела на «Аннушку», а Алеша в очередной раз восхищался необычайным светом ее глаз, завораживающих, манящих.
- Значит, жду тебя утром, пораньше, - Корсак ободряюще улыбнулся.

+3

12

Она ответила улыбкой на улыбку. Тихо прошептала: - Спокойной ночи... - и выскользнула из комнаты также тихо, как и вошла туда, не забыв взять свечу. Всю ночь не могла она заснуть: мысли о завтрашнем побеге будоражили её, волновали, она всё представляла себе, как будут они с Аннушкой путешествовать, как придут в Новгород и как их там примут... Так, мечтая, девушка не заметила, как уснула. Проснулась она ещё до рассвета. Собрала небольшую котомку, куда положила и обувь для Аннушки, и немного еды, что нашла, и аккуратно всё прибрав, как обычно это делала, побежала к Аннушке.
Софья тихо постучала в дверь и всё также тихо позвала:
- Аннушка! Аннушка! Скорее, пока все в монастыре спят! - На этот раз заходить она не стала (вдруг Аннушка только проснулась?), а осталась ждать у дверей. Софья уже знала, как они убегут - в монастырском саду была калитка, которая обычно была закрыта, но сейчас ключ от неё был у Софьи.

Как она боялась, что её могут увидеть или услышать ненароком, когда ночью прокралась тихонько к экономке, взяла связку ключей и стала искать среди них ключ с необычной, замысловатой резьбой - только такой мог подойти к замку на калитке. Она знала, какой именно ей нужен (всё-таки уже давно думала о побеге) и потому нашла его довольно быстро. Вернув связку ключей на место, она, наконец, вернулась к себе и потушила свечу. А теперь, ожидая Аннушку, Софья думала о том, что миг долгожданной свободы уже так близок...и скоро она позабудет всё, что здесь было, уйдёт отсюда навсегда.
- Аннушка! - снова позвала Софья, уже чуть громче. Она боялась говорить слишком громко, чтобы не разбудить монахинь. - Ты как, готова? Нужно бежать, пока нас никто не увидел. Скоро монахини будут вставать, до рассвета уже мало осталось... -Сердце колотилось от волнения и предвкушения свободы...

Отредактировано Софья Корсак (2018-07-21 14:14:30)

+1

13

Алексей проводил девушку усталым взглядом. Последние несколько дней выдались щедрыми на приключения и встречи: то Котов с гвардейцами, потом бегство в женском платье, вновь встреча с Котовым на постоялом дворе под Тверью, потом Ягужинская и француз, теперь новая попутчица… Юноша чувствовал себя разбитым, ему требовалось хорошенько отдохнуть перед трудной дорогой.  А потому Корсак устроился поудобнее на скромном ложе, укрылся сверху плащом и закрыл глаза. В небольшой комнате воцарилась тишина, в которой слышалось лишь тихое дыхание Алеши. Тусклый свет свечи едва вырывал из полумрака очертания малочисленной мебели.
Спал молодой гардемарин плохо, то и дело ворочался. Во сне он все время бежал куда-то, с трудом продираясь сквозь переплетенные ветви могучих деревьев. Толстые, но весьма упругие ветви безжалостно хлестали по рукам и лицу, оставляя на коже кровавые следы. А он все бежал и бежал, но цели никак достигнуть не мог. Вот только какой цели Алексей так и не понял, но все равно отчаянно стремился вперед.
Проснулся Алеша еще до рассвета, несмотря на беспокойный сон достаточно бодрым и полным сил, и осторожный стук в дверь услышал тотчас же: Софья, как и обещала, пришла пораньше. Собрался он быстро: натянул сапоги, накинул плащ, поплотнее надвинул на лоб капюшон. О ненавистном парике юноша не вспомнил – тот одиноко валялся в углу комнаты.
- Я готова, - быстрым шепотом проговорила «Аннушка», открыв дверь и очутившись возле Софьи. – Да, скоро рассвет, у нас мало времени. Ты все здесь знаешь, веди же скорее.

+4

14

- Ну, тогда иди за мной, - также шёпотом отвечала Софья. И она повела за собой Аннушку, быстро и тихо они дошли до небольшой калитки в саду монастыря. Та калитка была старой и закрывалась плохо, потому Софья аккуратно приоткрыла калитку - чтобы не сильно скрипела, и выскользнула в образовавшийся проход, обернулась, взглядом зовя Аннушку последовать её примеру.
Дальше дорогу Софья знала очень смутно: сначала небольшая рощица возле монастыря, а потом поляна... "Поляна! Нас же там могут увидеть, если мы не успеем пройти её до того, как меня бросятся искать".
Было раннее утро, и вся природа, скидывая с себя остатки ночного сна, постепенно начинала просыпаться. Было тихо, и только самые ранние пташки пели, трава была влажной от росы, что сияла подобно алмазам под первыми лучами восходящего солнца... Времени было, как говорится, в обрез, и не любоваться надо было природой (как бы того ни хотелось), а идти, бежать - и дальше, как можно дальше отсюда...

+2

15

Алеша молча следовал за Софьей. Девушка уверенно вела их по каким-то коридорам, сам Корсак никогда бы не нашел так быстро нужный и уж тем более ни за что не добрался бы так скоро до калитки. Калитка оказалась старой, почти забытой обитателями монастыря. По всей видимости, ее использовали лишь в самых крайних случаях. Для двух беглецов это и был как раз тот самый крайний случай, и теперь от небольшой дверцы зависело очень многое.
Калитку девушка отпирала сама: то ли не решилась доверить ключ «Аннушке», то ли побоялась ее обременить возней с замком. Замок и вправду проржавел, а потому открылся не без усилий. Старые петли поскрипывали, и дверцу пришлось лишь аккуратно приоткрыть, дабы не сорвать весь побег. Алеша выходил последним, он же осторожно затворил за собой дверцу. Казалось, за стенами монастыря изменился даже воздух. Это был воздух свободы. 
Солнце только-только поднималось, вокруг царила оглушающая, пьянящая тишина, нарушаемая лишь трелями встревоженных первыми солнечными лучиками птиц. Постепенно все пробуждалось, радуясь теплому дню. Алешка на мгновение подставил свое лицо под еще не обжигающие лучи дневного светила, окончательно стряхивая с себя остатки недолгого сна. Но медлить было нельзя: с монастырских стен всегда имелся широкий обзор прилегающей местности. К счастью, вскоре путники вступили в небольшую рощицу, которая на время давала укрытие. Но время это быстро истекло, а монахини уже должны были подняться и, следовательно, хватиться беглецов. А за рощицей их ждало открытое место - поляна.

+4

16

Вот и поляна. Ах, как хорошо! Софья зажмурилась, подставляя лицо летнему солнышку, вдыхая свежий утренний воздух... "Свобода! Наконец-то!" Но стойте..их же здесь увидеть могут...Поляна-то открыта. Значит, не свобода, значит, бежать надо подальше отсюда, чтобы не заметили их здесь. Она испуганно взглянула на Аннушку.

- Аннушка... Здесь, на поляне..заметить нас могут... Бежать надо, как можно дальше. Только...куда вот? Куда нам идти теперь?
- девушка пребывала в растерянности и искала помощи у своей попутчицы.

"Скоро монастырь проснётся, если не уже... Хватятся и тогда..погоня? А может, не пошлют погоню? Зачем я им? Но зачем-то же нужна, раз они меня там воспитывали и так хотели сделать монахиней..."

Щебетали птицы, дул лёгкий утренний ветерок, где-то вдали поднималось солнце, освещая своими лучами монастырь, поляну и двоих беглецов. Сейчас бы сесть на поляне да говорить, да рассказывать, да гулять иль за деревьями в роще прятаться... Но некогда, нельзя сейчас отдыхать - ведь в любую минуту догнать их могут, они ещё не так далеко ушли. А значит, надо собраться, набраться сил и терпения. Сначала подальше отсюда уйти, чтобы не нагнать их было, а потом...потом уже всё - долгожданная свобода маячила на горизонте...

Отредактировано Софья Корсак (2018-06-22 19:09:48)

+4

17

- Бежать надо, как можно дальше. Только...куда вот? Куда нам идти теперь?
Алеша с досадой оглядел полянку.  Досаду вызвал вопрос растерявшейся от внезапной преграды девушки. Попутчица спрашивала так, словно он ежедневно прогуливался в этих местах, будто ему всегда ведомо, что им обоим делать дальше. Только он ведь мужчина, и пусть Софье сей факт не известен, но как раз именно он и обязан принимать столь важные решения. Он сейчас несет ответственность за судьбу девушки, ему нужно найти какой-то выход и как можно скорее.
Корсак напряженно вглядывался вдаль. Поляны не бесконечны, и эта являлась не такой уж большой, преодолеть ее ничего не стоило, но в каком направлении бежать? Легкий ветерок, беззаботное щебетание птиц и ласковые солнечные лучи давали ложное ощущение безмятежности и спокойствия, придаваться же подобным ощущениям, как бы не хотелось, было не время.
- Бежим туда, - юноша махнул рукой в только что определенном им направлении, -  видишь, просветы там меньше, деревья стоят плотнее, значит,  и лес там намного гуще. Нам легче там будет укрыться от погони и от посторонних глаз. Далеко туда вряд ли сунутся, - он на мгновение замолчал, раздумывая. - Ты ведь так и не сказала мне куда пойдешь. Как долго нам по пути будет…

+3

18

Софья кивнула, соглашаясь, она решила положиться в этом на свою спутницу, которая, как ей казалось, лучше знает, ведь богомолки везде путешествуют...
- Хорошо, значит, туда. Давай только сначала перебежим, а потом говорить будем, а то не ровен час, заметят ещё, - заметила Софья, улыбаясь. Секрета она из этого не делала, но ей вовсе не хотелось возвращаться обратно в монастырь, расставаться с Аннушкой - такой доброй, умной...
И только когда они бегом пересекли поле, добравшись до леса, остановились и немного отдышались, Софья наконец смогла ответить, уже меньше опасаясь погони:
- Я в Новгород хочу идти, - ответила Софья и тихо вздохнула. Как примет-то её тётка, признает ли? Она вспомнила родителей...и так грустно стало, что очарование летнего утра на какое-то время померкло для девушки. Но она постаралась тут же вернуть себе спокойное выражение, чтобы печаль была не так заметна.
- А ты куда идёшь, Аннушка?
В лесу было хорошо, прохладно, дул лёгкий, утренний прохладный ветерок. Вот только это спокойствие природы было каким-то тревожным, наверное, девушке так казалось из-за того, что она всё ещё опасалась погони и всё ещё не могла привыкнуть к ощущению свободы...

0

19

До леса они добрались даже быстрее, чем рассчитывал Корсак: видимо Софья настолько торопилась понадежнее укрыться в прохладе раскидистой, густой листвы, что собрала все свои силы. Потому теперь ей требовалось какое-то время, чтобы отдышаться, и лишь потом можно было спокойно двигаться дальше. Полянка достаточно просматривалась и при необходимости, в случае погони, беглецы могли успеть углубиться дальше в лес. А пока у них появилось время, чтобы поговорить.
- В Новгород? – переспросил Алешка. – Что ж правильно, коли у тебя кто-то из родных там остался. Путь неблизкий ведь…
А еще им было по пути. Юноша вполне мог сопроводить девушку аккурат до самого Новгорода, а потом уже в одиночку двигать к своей цели – в Кронштадт. Кронштадт… Стоило на минуту закрыть глаза и он практически наяву ощущал свежий морской ветерок, пробегающий по коже, оставляющий на ней легкий влажный след. Ухо приятно ласкал бесконечный шелест волн, ударяющих в борта судна. Но то были мечты… Моря в своей жизни Алешка еще не видел, но твердо верил, что мечта все равно, рано или поздно станет реальностью.
- Я? Я в… к матери иду, но до Новгорода мы пойдем вместе, - быстро проговорил молодой человек, отвечая на вопрос попутчицы. Про истинную цель своего пути он пока решил молчать, да и как можно объяснить интерес «богомолки», бредущей по святым местам, к такому городу, как Кронштадт.

+1

20

- Вот замечательно! - улыбнулась Софья. - Вместе веселее. А к матери - это хорошо. Хорошо, когда есть мать. В Новгороде моя тётка живёт, а матери давно уже нет... Потому я в монастыре и воспитывалась...

Идя по лесу, Софья то и дело собирала веточки с листьями, рвала маленькие лесные цветочки, сплетая всё это в венки. Она надела свой венок, и затем, второй, Аннушке, для чего ей пришлось немного потянуться на носочках - Аннушка была выше неё. Венки получились довольно красивыми - в монастыре она часто это делала, особенно весной и летом. Но и после угомониться она не могла и начала прятаться за деревьями, то исчезая, то появляясь, и зовя Аннушку присоединиться к ней.

Софья была резвая, живая, весёлая, монастырь был для неё клеткой, где она не всегда могла вести себя так. как ей хотелось, и сейчас она словно пыталась наверстать упущенное. Хотя некоторые "плюсы" тоже были: в частности, строгое воспитание; она была добра, строга и скромна, не позволяя никогда себе ничего лишнего в общении с кем бы то ни было, хотя покорить гордую девушку монахиням так до конца и не удалось - Софья оставалась упрямой и порой даже была непокорной, могла быть и настойчивой, если нужно - видимо, эти черты унаследовала она от родителей, равно как и мягкость, заботливость, искренность.
Знай сейчас девушка, что не "богомолка" Аннушка идёт с ней, а молодой человек, юноша, гардемарин, то вела бы себя совсем иначе, но пока что сие было неведомо девушке, и она была самой собой, естественной, такой, какой не могла быть в монастыре.

+2

21

- Да, хорошо, - едва слышно подтвердила «Аннушка».
Юноша рано потерял отца, но мать постаралась заменить сыну обоих родителей, и он был привязан к ней всей душой, хотя возвращаться в родительский дом под материнскую опеку не спешил. Алешка вырос, ему хотелось простора, свободы, всего того, что с лихвой могло дать море. А к Софье он проникся жалостью и состраданием. Корсак как-то отдаленно ощущал, что их судьбы похожи. Да что судьбы… Они оба были похожи, но насколько, чем, до конца понять еще не представлялось возможным: Софья о себе рассказывала помаленьку. Но в том удивительного не было ничего: они знакомы были меньше суток.
Спутница так искренне радовалось долгожданной и вот, наконец, обретенной свободе, что даже не пыталась скрыть переполнявших ее чувств. Корсак наблюдал за ней с улыбкой. Наверное, никто кроме нее не смог бы с такой нежностью легонечко прикасаться к листьям, осторожно  гладить головки тянувшихся к солнцу лесных цветов, словно заново знакомясь со всем живым, пытаясь вобрать в себя все вокруг, наверстать упущенное за время заточения в монастырской келье.
Прямо на ходу, почти не останавливаясь, не сбавляя темпа, Софья быстро и ловко сплетала из только что сорванных цветов восхитительные венки. Юноша догадался, что подобное занятие ей хорошо знакомо. А вот пристроенный ему на голову один из венков Алешку смутил. Он смог лишь смущенно улыбнуться в ответ. Ему было неловко от вынужденной лжи по поводу собственной персоны, ведь Софья принимала его за богомолку, за такую же девушку, как она сама. Но Алексей опять промолчал…

+3

22

- Ой, Аннушка, Аннушка, смотри! Озеро! Там, чуть вдали... Пойдём к нему? У воды прохладно, и мы уже далеко, наверное, ушли, да? Нас уже не догонят... - воскликнула Софья, указывая куда-то рукой. Она обрадовалась:лето, жарко, теперь можно будет искупаться в прохладной воде озёра...
Боже мой! Ах, хорошо-то как! Но почему Аннушка как будто грустная? Что с ней случилось? Или, может, я случайно задела Аннушку своей несдержанностью? Да, ужасный у меня характер, но порой просто ничего не могу с собой поделать...

Софья подошла к Аннушке, медленно пошла с ней рядом, стараясь понять, что случилось. Наконец, не выдержав, решилась спросить:
- Что с тобой, Аннушка? Ты какая-то печальная... Случилось что?... Ты, если можешь, скажи, всё легче будет...я пойму...

Отредактировано Софья Корсак (2018-07-21 14:19:47)

+2

23

- Не догонят, - машинально ответил юноша.

Он взглянул в направлении, указанном Софьей. Сквозь ветви деревьев, кстати, уже не так часто расположенных, поблескивало своей чуть ребристой поверхностью озеро. Да ветерок, пробегавший как раз от него, доносил до путников освежающую прохладу. Лучшего места для привала и придумать было трудно: прошли они много и теперь отчаянно нуждались в отдыхе, даже Алешка, уже не говоря о его хрупкой спутнице.

Корсака все больше смущала девушка, видевшая в нем такую же девушку. Признаваться же в том, кто он на самом деле, с каждой минутой хотелось все меньше: Алексей боялся реакции Софьи. Захочет ли она идти не с Аннушкой, а именно с ним, мужчиной. Вернуться же в монастырь одной вряд ли девушке бы удалось, идти дальше одной – тоже. Его признание могло причинить спутнице лишь боль, разочарование и неприятности. Значит, следовало молчать и дальше.

- Мне нечего тебе рассказать, у меня нет никакой печали, - «Аннушка» развела руками. – Я купаться не люблю, а вот на воду могу смотреть часами. И это озеро нам подходит, отдохнем там немного.

+3

24

- Ну хорошо... А то ты просто задумчивая такая, - смущённо улыбнулась девушка. - А почему не любишь? Сейчас жарко, а в озере вода прохладная... Да, отдохнём там, и снова пойдём.
К озеру они вышли совсем скоро...по крайней мере, так показалось Софье, которая не замечала, как бежит время, и что солнце уже почти над головой, несколько часов пролетели так быстро...
- Ах, Аннушка, как здесь чудесно! - закружилась девушка. - Не могу поверить! И вода, и лес, и небо - всё моё! - И, засмеявшись, она подняла голову вверх, подставляя лицо ласковым лучам летнего солнышка, раскинула руки, словно готовая обнять весь мир.
- Как здесь прекрасно! И птицы поют, щебечут так весело, радостно!.. - Найдя на берегу небольшой куст, за которым можно было укрыться, она сняла платье, оставив только сорочку, а потом побежала, нырнула в прозрачные воды чистого голубого озера, и смех её разнёс лёгкий тёплый ветерок.
- Аннушка, иди сюда! - звала Софья, плескаясь в прохладной воде. "Дойти бы только сейчас до Новгорода, встретиться с тёткой... А там..может, у меня тогда и Аннушке получится помочь?... Хорошо-то как! Вырвалась я наконец из заточения, из монастыря!"

Отредактировано Софья Корсак (2018-07-21 17:47:24)

+2

25

До озера они добрались быстро. Толи действительно до него оказалось не так уж и далеко, толи уставшие путники спешили насладиться прохладой озера, а потому, собрав остаток сил, ускорили свой темп. Водная гладь, едва тронутая рябью, безмятежно переливалась под солнечными лучами. Стоило приглядеться, то можно было увидеть мелькавших то там, то тут почти у самой поверхности воды рыбешек, которых просто некому было потревожить.
- Ах, Аннушка, как здесь чудесно!
- Конечно, чудесно, - Алешка мысленно согласился.
Да, это была свобода, пусть недолгая, весьма хрупкая, но свобода. Ни тебе преподавателей, придирок Котова, ни ненавистного театра, ролей, надоевшего до зубного скрежета женского платья. Хотя как раз таки платье имелось и женская роль тоже. Да и опыт, приобретенный на театральных подмостках, в нынешней ситуации только помогал.
Софья с нескрываемым восторгом плескалась в озере. Корсак же смущался, старался не смотреть на нее, отводил взгляд, оглядывая берег. Но почти тот час же переводил взор на девушку. Он знал, что все неправильно, все не так, как хотелось бы, но нынче переменить ничего нельзя было.
-  Я, пожалуй, запалю костер. Тебе после купания согреться нужно будет, чтобы не заболеть.
Юноша окунаться даже и не подумал, разумеется, но отказать себе в удовольствии походить по воде не смог.  Вода успокаивала ступни, но все-таки не была прогрета настолько, чтобы купание в ней не грозило простудой.  И раз уж его спутница рискнула залезть в воду, то теперь следовало принять все меры, дабы избежать в дальнейшем неприятных последствий.

+3

26

- Спасибо тебе, Аннушка, ты такая заботливая, - уже одетая Софья, кутаясь в платок, усаживалась у костра. Настроение у неё было чудесное. Можно было никуда не спешить, ничего не бояться. Свобода...счастье... "Аннушка заботливая такая...и столько умеет... Ну да, это я в монастыре росла и ничего не видела, а она, раз богомолка, то по свету походила, видела много и много, наверное, знает..."

Она улыбалась, и в глазах её блистал весёлый, озорной огонёк. Она подумала, что очень уж мало знает об Аннушке, что они едва знакомы, а Софья уже ей доверяет так, будто знает её так долго уже... И хорошо было с Аннушкой, так спокойно, она чувствовала некую уверенность, исходившую от Аннушки.
Она уже давно заметила шпагу у Аннушки, и всё ей интересно было - откуда у девушки шпага? И решилась она спросить:
- Скажи, Аннушка, а шпага у тебя откуда?

+2

27

Алеша разглядывал девушку, выглядевшую более бодрой, свежей и куда более уверенной после купания. На ее волосах от воды кое-где еще блестели крохотные капли-бисеринки. Невольно юноша задумался о том, насколько она была бы восхитительна в нарядах, которые он видел на своей покровительнице Бестужевой и других дамах в театре. Причем красота Софьи была какая-то особенная, заключавшаяся не в правильных чертах, а в чем-то особом, идущим изнутри.
- Скажи, Аннушка, а шпага у тебя откуда?
Вопрос застал Корсака врасплох. Нет, конечно же, он ждал его, но не сейчас.
- Шпага? – молодой человек старался говорить как можно спокойнее и проще. – Это подарок моего покойного батюшки. Сына у него не было, только я. Потому перед самой смертью отец и вручил свою шпагу мне. На память… А может он чувствовал, что подарок когда-нибудь и жизнь мне сможет спасти. Ведь батюшка еще и обучал меня владению шпагой, хотя особых успехов я достичь не смогла. Когда родители отчаялись родить сына, отец решил передать многие свои навыки и умения мне. Только девушке, конечно же, такое уметь и не положено.

+3

28

Софья с интересом слушала Аннушку. Когда Аннушка сказала про отца, Софья тихо вздохнула: а она даже не знает, жив ли её отец или уже нет...

- Значит, отцовский подарок? И ты правда умеешь? Ой, прости, я не то хотела сказать... То есть ведь обычно девушки не умеют... Как это, наверное, замечательно - уметь самой постоять за себя, - улыбнулась Софья.
Говоря всё это, она тихонько из-под ресниц рассматривала Аннушку: "какие у неё добрые глаза, и улыбка красивая, и какая она сильная, и много так умеет... Значит, отец всему этому научил... Только косынку, правда, не снимает, но оттого, верно, что волосы у неё короткие; ну да мало ли почему они у неё короткие...". Плохие мысли девушка старалась отгонять - "даже если и остриженная, то сейчас-то она точно всё исправила, искупила - молитвами, лишениями в дальних путешествиях по святым местам". Ей и в голову не приходило заподозрить что-либо неладное.

Она достала из котомки медовые лепёшки и протянула их Аннушке: - Бери, ешь.
Монахини готовили хорошо и Софью тоже кой-чему научили. Вечером, уйдя от Аннушки, Софья пошла на кухню и там приготовила немного еды в дорогу: лепёшки, огурцы, копчёная грудинка, мягкий пористый хлеб и молоко в глиняной фляге. Всё это она сейчас достала и разложила перед Аннушкой, всё же шли они достаточно долго, и она наверное проголодалась.
Самой Софье есть отчего-то не хотелось. Она легла на душистую зелёную траву, подперев голову рукою, словно о чём-то задумавшись. Она размышляла, вспомнит ли её Пелагея Дмитриевна, как примет и примет ли, и что будет дальше... Одно её только печалило: расставаться с Аннушкой ей не хотелось, а ведь именно это предстояло им в скором времени...

+2

29

- Постоять за себя можно и без шпаги, - усмехнулась «Аннушка». – Так даже проще. Но лучше всего, разумеется, когда имеется защитник - человек, который готов принять весь удар на себя, решить все твои проблемы.
Юноша чувствовал, что спутница украдкой разглядывает его. Алеше становилось как-то совсем не по себе  от ее взгляда. Казалось, еще чуть-чуть и щеки его, совсем как у девушки, предательски зальются ярким румянцем, объяснить же оный будет весьма сложно. Корсак привязывался к Софье все больше,  себе же признаваться в этой привязанности он не спешил, а может просто не отдавал себе в том отчета. Ему следовало спокойно во всем разобраться. Ах, как же хорошо думалось в тишине, в Москве, на берегу Самотеки, где четверка гардемаринов любила коротать время после занятий. Но сейчас он находился за сотни верст от Москвы, вдали от друзей, рассчитывать приходилось только на себя.
Софья протянула «Аннушке» лепешку. Алексей охотно взял ее и с удовольствием отломил кусочек:  он проголодался, и в желудке жалобно урчало. Вкус оказался превосходным.  Но девушка к еде не притронулась, лишь устало улеглась на мягкой траве и явно о чем-то задумалась. Алешка смутился.
- Благодарю, очень вкусно. Тебе тоже стоит подкрепиться. Ты устала, а нам еще предстоит долгий путь, нужно поддержать силы.

+3

30

- Я не хочу, ешь сама, спасибо, - задумчиво ответила Софья. Есть ей и правда как-то не хотелось.
Аннушка говорила про защитника, но у неё, Софьи, никого не было - она должна была защищаться сама. Одна... Никого, кто помог бы... Тётка ещё неизвестно, как примет, да и признает ли? Помнила она тётку плохо, и она всегда строгой была - а ну как накажет за побег из монастыря? А может, и нет...

- Не страшит меня долгий путь, Аннушка, - тихо вздохнув, сказала Софья. - Но то, что потом будет...я не знаю и даже немного боюсь... Пелагея Дмитриевна всегда строгой была. И я к тебе привязалась. Но если всё получится, то я и тебе тогда помочь смогу. - И она улыбнулась чуть-чуть печальной, нежной улыбкой.

+2


Вы здесь » Родом из Навигацкой школы » Москва » Нам встреча послана судьбою...