Вверх страницы

Вниз страницы

Родом из Навигацкой школы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Родом из Навигацкой школы » Москва » Нам встреча послана судьбою...


Нам встреча послана судьбою...

Сообщений 31 страница 37 из 37

1

Находящийся в бегах Алексей Корсак под видом горничной Анастасии Ягужинской приезжает в монастырь. Софья, которую готовят к постригу, не хочет становиться монахиней и решает бежать. Случайна ли была их встреча?

"Алексей устал… Как тяжелы были четыре дня в пути! Он шел, не разбирая дороги, одержимый одной мыслью — уйти от Москвы. <...> Он уже совсем засыпал, когда тяжелая дверь в келью хрипло, по-стариковски скрипнула и приоткрылась, удерживаемая чьей-то осторожной рукой". © Н. Соротокина

Время: конец июля 1742 года.

Участвуют: Алексей Корсак, Софья Корсак.

Отредактировано Софья Корсак (2018-05-26 23:08:57)

0

31

Алешка тоже отложил лепешку в сторону: не осмеливался он отчего-то есть в то время, как у Софьи отмечалось полное отсутствие аппетита, да и у самого аппетит сразу же пропал. Юноша догадывался, что мысли, в которые погрузилась его спутница далеки от радостных. Ему отчаянно захотелось помочь девушке, защитить ее от всего. Но сама Софья молчала, а он, находясь в облике богомолки, свою помощь предложить не мог.
- А что потом должно случиться? – удивился Корсак. – Тебя же ждет тетка твоя – родной человек. Неужели она отвернется от племянницы? Если ты боишься ее, стоит ли идти к ней в дом, неужто у тебя нет другого выхода?  Если захочешь, я возьму тебя с собой. Путь мой долог, непрост, но я возьму тебя с собой, если захочешь.

+3

32

Софья села на траве, поджав под себя ноги, распрямилась при упоминании о тётке и родном человеке, так словно готовилась к чему-то и хотела встретить достойно, встряхнула головкой - чуть влажные волосы рассыпались по плечам, и она быстрыми, умелыми движениями заплела их в косу, перевязав ту лентой. С Аннушкой было хорошо, и она бы, не раздумывая, согласилась пойти с ней, но... Но всё ещё надеялась Софья вернуться к семье, узнать правду об отце своём - что произошло тогда, в тот день, который она не забудет, когда уехал отец...

- Спасибо, Аннушка, но только...не знаю я, чувство у меня такое...не могу объяснить... А выхода у меня действительно нет. Одна я, Аннушка, сирота. Но богата, очень, родители завещали. Монахини меня вырастили. А Пелагея Дмитриевна меня в колыбели и видела, может не вспомнить. Ты у меня теперь одна, Аннушка.  Я сбежала потому ещё, что скоро должна была постриг принять, хоть и не по своей воле. - Из глаз девушки покатились невольные-непрошенные слезинки-бисеринки, которые она, спохватившись, смахнула рукой.

- Прости, Аннушка... Не хотела я, да само так вышло. - Софье было неловко, что кто-то видел её плачущей, каково было бы ей узнать вдруг, что не девушка рядом с ней сейчас, а молодой человек, юноша! Так и запылало бы личико румянцем стыдливым, и совсем бы смутилась, и не вела бы себя так свободно, так легко...
Печальные глаза взглянули на "богомолку", словно говоря "вот видишь, что со мной, тебе теперь всё известно, только что делать, я не знаю".

+2

33

Корсак предложил девушке бежать вместе  с ним, предложил в каком-то порыве, не долго думая. Задумался он тогда, когда слова уже слетели с его языка. Задумался и пожалел. Нет, он с удовольствием взял бы девушку с собой в Кронштадт. Делил бы с ней все трудности дальнего пути. Но что потом? Он сам шел навстречу неизвестности. Мало того что неизвестно было как и когда он сумеет устроиться в чужом городе, но самое главное – Алешка находился в бегах, и дальнейшая его судьба становилась в подобных условиях незавидной для него самого, а для близких людей еще и опасной. Разве посмел бы он усугубить и без того сложное положение, в котором оказалась Софья? Но спутница и сама не решилась пойти за ним, вернее, за «Аннушкой»
В словах девушки сквозили отчаяние и одиночество, а еще какая-то не то безысходность, не то обреченность. Сердце Алексея сжалось. Он во что бы то ни стало должен был помочь несчастной сироте, спасти ее. Но как? Юноша пока не представлял, он только знал, что должен.
- Но зачем тебе идти к тетке, если ты ее не помнишь, она про тебя давно забыла? Если она не захочет ни вспомнить, ни принять, куда ты пойдешь? Сама говорила, что мира не знаешь. Монахини  надежно оберегали тебя от всего находящегося за монастырскими стенами. Пойдем со мной.
Он снова предложил ей бежать вместе. Отчаянно старался переубедить упрямо стремящуюся к собственной цели девушку. Где-то в глубине души гардемарин ощутил неясное предчувствие надвигающей беды.

+3

34

- Нет, Аннушка, боюсь, что я должна идти. Как мне не хочется с тобой расставаться, если бы ты знала! Иначе мне некуда больше идти. И я должна узнать, что стало с моим отцом, я надеялась, что Пелагея Дмитриевна может хоть что-то знать или, по крайней мере, подсказать, где искать надо…или кого… Нам скоро расстаться придётся… Но давай пока об этом не думать!

Грустно было Софье думать об этом, но – увы! – по-другому поступить она не могла. Вернее, поступить-то могла, но решиться на это было сложно… Хотя предложение Аннушки нравилось ей, и так и хотелось сказать «да, я пойду с тобой». Но сейчас она постаралась об этом не вспоминать, и хотелось только одного – чтобы они с Аннушкой обязательно встретились ещё раз.

Софья улыбалась, подставляя лицо солнышку, она сама словно светилась от радости. Так вот какая она, свобода! Ей, конечно, многое нужно будет научиться делать самой, но разве это проблема? В монастыре её всему обучили, что должна уметь хорошая хозяйка.  Только не научили общению с молодыми людьми - ведь её в монахини готовили и постригли бы, кабы она не сбежала. И ничего-то она не знала про любовь, и ощущения, испытываемые ею сейчас, были для Софьи новыми, неведомыми, и причины их она понять пока не могла...

- А нам идти не пора? Чтобы до вечера до деревни какой дойти…

После, уже в монастыре, Софья вспомнит об этом и удивится – что это было? Интуиция? Или…что-то ещё? Почему она не согласилась бежать с Аннушкой? – И не сможет понять, объяснить. Но поблагодарит Бога за то, что удержал от опрометчивого поступка.

+1

35

- Твоя правда, - согласился юноша. – Не стоит думать о предстоящем конце пути, когда стоишь только в самом его начале. Нам предстоит долгая дорога и потребуется много сил. Поговорим об этом когда-нибудь потом, если захочешь.

В душе Алеша был рад, что Софья не поддалась на его уговоры и была так настойчива в своем отказе. Нет, он своего решения бы не изменил и не пожалел, но уж слишком поспешным было его предложение. Для себя же он решил, что поможет девушке не только добраться до тетки, но, если потребуется, окажет содействие в розыске ее отца. Как? Об этом молодой гардемарин не задумывался, но смутно чувствовал, что судьбы их как-то странно переплетутся.

Солнце поднялось достаточно высоко и пока не собиралось покидать небосвод. Но бесконечно продолжаться это не могло. Звуков погони, разумеется, слышно не было, но рассчитывать, что монахини забыли про сбежавшую воспитанницу, не приходилось. Им следовало как можно скорее уйти еще дальше от монастыря.

Предложение Софья пришлось как нельзя кстати. Ночевать  в лесу не хотелось. Корсак, при необходимости и если бы был один, мог скоротать ночь где-нибудь под елью, завернувшись для тепла в плащ. Но подвергать подобному испытанию молоденькую спутницу он не желал.

- Да, нам следует двигаться дальше, чтобы найти убежище до темноты.

Отредактировано Алексей Корсак (2018-10-13 17:34:46)

+3

36

Они отправились дальше. Софья какое-то время шла молча, она думала над словами Аннушки: Не стоит думать о предстоящем конце пути, когда стоишь только в самом его начале. "А ведь и то правда, - размышляла девушка, - всё только начинается, я же ещё с тёткой не встретилась, а уже всё себе придумала, как что может быть, и зачем? Правильно Аннушка сказала: не нужно сейчас думать, что потом будет, Бог даст, и всё будет хорошо". От этих мыслей ей стало легче.

Тяжело идти летом: жарко, печёт солнце, постоянно хочется пить, а запасов у них было немного. Правда, когда встречались речки, ручейки, там могли они и воды набрать, и умыться - сразу сил прибавлялось, в жаркий летний что может быть лучше прохладной воды? - и к вечеру добрались они до какой-то деревеньки. Там сказали, что обе - странницы, на богомолье идут. Добрые люди дали им приют на ночь. Теперь бы ещё узнать у кого, как до Новгорода добраться...

В крестьянской избе было тепло, уютно. Одна девушка, молоденькая совсем, сидела за прялкой, другая, постарше, по хозяйству помогала. Самая старшая женщина - мать, наверное, - готовила. Стены в простой крестьянской избе были разрисованы красивыми узорами, красками. На вопрос Софьи, кто же мастерица такая, указали на ту самую девочку, что за прялкой сидела. Тихо, спокойно и хорошо было здесь, а главное - уж точно не найдут.
И Софья уже почти уверилась, что точно всё хорошо будет, что ничего не случится и что бояться нечего, а думать надо о радостном - что вернётся она скоро к семье родной... Но отчего на душе так грустно, так тревожно? Однако эту тревогу и эту грусть старалась Софья заглушать в себе.

+2

37

Дальнейший путь проходил в полном молчании, правда, Алексей им не особенно тяготился: у него выдалось время обдумать сложившуюся ситуацию. Но мысли не то из-за усталости, не то из-за палящих лучей солнца складываться в единую картину никак не желали. И юноша очень скоро перестал размышлять, он просто шел молча.

Несколько раз путники делали короткие привалы, чтобы напиться воды и умыться в пересекающих их путь быстрых ручейках. Прохладная вода на время снимала усталость, успокаивала натруженные ступни, придавала сил двигаться дальше. И они двигались. Казалось, лесные тропы будут тянуться бесконечно. А солнце начинало катиться к закату. Наконец, они вышли к какой-то деревушке. Крестьянская семья дома, стоящего на самой окраине, взялась предоставить усталым путникам кров и скромный ужин. Переговоры взяла на себя Софья, чему Корсак был страшно рад – не удалось бы ему при всем желании убедить хозяев пустить двух богомолок на ночлег.

Корсак наскоро поужинал и поудобнее устроился на выделенной ему скамье. В избе было тепло и спокойно. Но Алешка чувствовал себя неуютно: теперь он должен был скрываться не только от Софьи, которая странный облик «Аннушки» воспринимала как должное, но и от целой семьи. Дочки хозяина с любопытством разглядывали обеих путниц, и Корсак опасался зародить в них подозрения. Но вскоре вся семья отошла ко сну. Никто не заподозрил в «Аннушке» мужчину.

Спал гардемарин беспокойно. Ему снились солдаты, идущие по следу беглянок. Во дворе залаяла собака, и Алешка испуганно открыл глаза, наскоро прикидывая пути отхода. Но кроме него никто не встрепенулся, да и пес затих. Обругав мысленно себя за излишнюю подозрительность, Алешка забылся тяжелым сном.

+2


Вы здесь » Родом из Навигацкой школы » Москва » Нам встреча послана судьбою...