Вверх страницы

Вниз страницы

Родом из Навигацкой школы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Родом из Навигацкой школы » Москва » Нам встреча послана судьбою...


Нам встреча послана судьбою...

Сообщений 31 страница 47 из 47

1

Находящийся в бегах Алексей Корсак под видом горничной Анастасии Ягужинской приезжает в монастырь. Софья, которую готовят к постригу, не хочет становиться монахиней и решает бежать. Случайна ли была их встреча?

"Алексей устал… Как тяжелы были четыре дня в пути! Он шел, не разбирая дороги, одержимый одной мыслью — уйти от Москвы. <...> Он уже совсем засыпал, когда тяжелая дверь в келью хрипло, по-стариковски скрипнула и приоткрылась, удерживаемая чьей-то осторожной рукой". © Н. Соротокина

Время: конец июля 1742 года.

Участвуют: Алексей Корсак, Софья Корсак.

Отредактировано Софья Корсак (2018-05-26 23:08:57)

0

31

Алешка тоже отложил лепешку в сторону: не осмеливался он отчего-то есть в то время, как у Софьи отмечалось полное отсутствие аппетита, да и у самого аппетит сразу же пропал. Юноша догадывался, что мысли, в которые погрузилась его спутница далеки от радостных. Ему отчаянно захотелось помочь девушке, защитить ее от всего. Но сама Софья молчала, а он, находясь в облике богомолки, свою помощь предложить не мог.
- А что потом должно случиться? – удивился Корсак. – Тебя же ждет тетка твоя – родной человек. Неужели она отвернется от племянницы? Если ты боишься ее, стоит ли идти к ней в дом, неужто у тебя нет другого выхода?  Если захочешь, я возьму тебя с собой. Путь мой долог, непрост, но я возьму тебя с собой, если захочешь.

+3

32

Софья села на траве, поджав под себя ноги, распрямилась при упоминании о тётке и родном человеке, так словно готовилась к чему-то и хотела встретить достойно, встряхнула головкой - чуть влажные волосы рассыпались по плечам, и она быстрыми, умелыми движениями заплела их в косу, перевязав ту лентой. С Аннушкой было хорошо, и она бы, не раздумывая, согласилась пойти с ней, но... Но всё ещё надеялась Софья вернуться к семье, узнать правду об отце своём - что произошло тогда, в тот день, который она не забудет, когда уехал отец...

- Спасибо, Аннушка, но только...не знаю я, чувство у меня такое...не могу объяснить... А выхода у меня действительно нет. Одна я, Аннушка, сирота. Но богата, очень, родители завещали. Монахини меня вырастили. А Пелагея Дмитриевна меня в колыбели и видела, может не вспомнить. Ты у меня теперь одна, Аннушка.  Я сбежала потому ещё, что скоро должна была постриг принять, хоть и не по своей воле. - Из глаз девушки покатились невольные-непрошенные слезинки-бисеринки, которые она, спохватившись, смахнула рукой.

- Прости, Аннушка... Не хотела я, да само так вышло. - Софье было неловко, что кто-то видел её плачущей, каково было бы ей узнать вдруг, что не девушка рядом с ней сейчас, а молодой человек, юноша! Так и запылало бы личико румянцем стыдливым, и совсем бы смутилась, и не вела бы себя так свободно, так легко...
Печальные глаза взглянули на "богомолку", словно говоря "вот видишь, что со мной, тебе теперь всё известно, только что делать, я не знаю".

+2

33

Корсак предложил девушке бежать вместе  с ним, предложил в каком-то порыве, не долго думая. Задумался он тогда, когда слова уже слетели с его языка. Задумался и пожалел. Нет, он с удовольствием взял бы девушку с собой в Кронштадт. Делил бы с ней все трудности дальнего пути. Но что потом? Он сам шел навстречу неизвестности. Мало того что неизвестно было как и когда он сумеет устроиться в чужом городе, но самое главное – Алешка находился в бегах, и дальнейшая его судьба становилась в подобных условиях незавидной для него самого, а для близких людей еще и опасной. Разве посмел бы он усугубить и без того сложное положение, в котором оказалась Софья? Но спутница и сама не решилась пойти за ним, вернее, за «Аннушкой»
В словах девушки сквозили отчаяние и одиночество, а еще какая-то не то безысходность, не то обреченность. Сердце Алексея сжалось. Он во что бы то ни стало должен был помочь несчастной сироте, спасти ее. Но как? Юноша пока не представлял, он только знал, что должен.
- Но зачем тебе идти к тетке, если ты ее не помнишь, она про тебя давно забыла? Если она не захочет ни вспомнить, ни принять, куда ты пойдешь? Сама говорила, что мира не знаешь. Монахини  надежно оберегали тебя от всего находящегося за монастырскими стенами. Пойдем со мной.
Он снова предложил ей бежать вместе. Отчаянно старался переубедить упрямо стремящуюся к собственной цели девушку. Где-то в глубине души гардемарин ощутил неясное предчувствие надвигающей беды.

+3

34

- Нет, Аннушка, боюсь, что я должна идти. Как мне не хочется с тобой расставаться, если бы ты знала! Иначе мне некуда больше идти. И я должна узнать, что стало с моим отцом, я надеялась, что Пелагея Дмитриевна может хоть что-то знать или, по крайней мере, подсказать, где искать надо…или кого… Нам скоро расстаться придётся… Но давай пока об этом не думать!

Грустно было Софье думать об этом, но – увы! – по-другому поступить она не могла. Вернее, поступить-то могла, но решиться на это было сложно… Хотя предложение Аннушки нравилось ей, и так и хотелось сказать «да, я пойду с тобой». Но сейчас она постаралась об этом не вспоминать, и хотелось только одного – чтобы они с Аннушкой обязательно встретились ещё раз.

Софья улыбалась, подставляя лицо солнышку, она сама словно светилась от радости. Так вот какая она, свобода! Ей, конечно, многое нужно будет научиться делать самой, но разве это проблема? В монастыре её всему обучили, что должна уметь хорошая хозяйка.  Только не научили общению с молодыми людьми - ведь её в монахини готовили и постригли бы, кабы она не сбежала. И ничего-то она не знала про любовь, и ощущения, испытываемые ею сейчас, были для Софьи новыми, неведомыми, и причины их она понять пока не могла...

- А нам идти не пора? Чтобы до вечера до деревни какой дойти…

После, уже в монастыре, Софья вспомнит об этом и удивится – что это было? Интуиция? Или…что-то ещё? Почему она не согласилась бежать с Аннушкой? – И не сможет понять, объяснить. Но поблагодарит Бога за то, что удержал от опрометчивого поступка.

+1

35

- Твоя правда, - согласился юноша. – Не стоит думать о предстоящем конце пути, когда стоишь только в самом его начале. Нам предстоит долгая дорога и потребуется много сил. Поговорим об этом когда-нибудь потом, если захочешь.

В душе Алеша был рад, что Софья не поддалась на его уговоры и была так настойчива в своем отказе. Нет, он своего решения бы не изменил и не пожалел, но уж слишком поспешным было его предложение. Для себя же он решил, что поможет девушке не только добраться до тетки, но, если потребуется, окажет содействие в розыске ее отца. Как? Об этом молодой гардемарин не задумывался, но смутно чувствовал, что судьбы их как-то странно переплетутся.

Солнце поднялось достаточно высоко и пока не собиралось покидать небосвод. Но бесконечно продолжаться это не могло. Звуков погони, разумеется, слышно не было, но рассчитывать, что монахини забыли про сбежавшую воспитанницу, не приходилось. Им следовало как можно скорее уйти еще дальше от монастыря.

Предложение Софья пришлось как нельзя кстати. Ночевать  в лесу не хотелось. Корсак, при необходимости и если бы был один, мог скоротать ночь где-нибудь под елью, завернувшись для тепла в плащ. Но подвергать подобному испытанию молоденькую спутницу он не желал.

- Да, нам следует двигаться дальше, чтобы найти убежище до темноты.

Отредактировано Алексей Корсак (2018-10-13 17:34:46)

+3

36

Они отправились дальше. Софья какое-то время шла молча, она думала над словами Аннушки: Не стоит думать о предстоящем конце пути, когда стоишь только в самом его начале. "А ведь и то правда, - размышляла девушка, - всё только начинается, я же ещё с тёткой не встретилась, а уже всё себе придумала, как что может быть, и зачем? Правильно Аннушка сказала: не нужно сейчас думать, что потом будет, Бог даст, и всё будет хорошо". От этих мыслей ей стало легче.

Тяжело идти летом: жарко, печёт солнце, постоянно хочется пить, а запасов у них было немного. Правда, когда встречались речки, ручейки, там могли они и воды набрать, и умыться - сразу сил прибавлялось, в жаркий летний что может быть лучше прохладной воды? - и к вечеру добрались они до какой-то деревеньки. Там сказали, что обе - странницы, на богомолье идут. Добрые люди дали им приют на ночь. Теперь бы ещё узнать у кого, как до Новгорода добраться...

В крестьянской избе было тепло, уютно. Одна девушка, молоденькая совсем, сидела за прялкой, другая, постарше, по хозяйству помогала. Самая старшая женщина - мать, наверное, - готовила. Стены в простой крестьянской избе были разрисованы красивыми узорами, красками. На вопрос Софьи, кто же мастерица такая, указали на ту самую девочку, что за прялкой сидела. Тихо, спокойно и хорошо было здесь, а главное - уж точно не найдут.
И Софья уже почти уверилась, что точно всё хорошо будет, что ничего не случится и что бояться нечего, а думать надо о радостном - что вернётся она скоро к семье родной... Но отчего на душе так грустно, так тревожно? Однако эту тревогу и эту грусть старалась Софья заглушать в себе.

+2

37

Дальнейший путь проходил в полном молчании, правда, Алексей им не особенно тяготился: у него выдалось время обдумать сложившуюся ситуацию. Но мысли не то из-за усталости, не то из-за палящих лучей солнца складываться в единую картину никак не желали. И юноша очень скоро перестал размышлять, он просто шел молча.

Несколько раз путники делали короткие привалы, чтобы напиться воды и умыться в пересекающих их путь быстрых ручейках. Прохладная вода на время снимала усталость, успокаивала натруженные ступни, придавала сил двигаться дальше. И они двигались. Казалось, лесные тропы будут тянуться бесконечно. А солнце начинало катиться к закату. Наконец, они вышли к какой-то деревушке. Крестьянская семья дома, стоящего на самой окраине, взялась предоставить усталым путникам кров и скромный ужин. Переговоры взяла на себя Софья, чему Корсак был страшно рад – не удалось бы ему при всем желании убедить хозяев пустить двух богомолок на ночлег.

Корсак наскоро поужинал и поудобнее устроился на выделенной ему скамье. В избе было тепло и спокойно. Но Алешка чувствовал себя неуютно: теперь он должен был скрываться не только от Софьи, которая странный облик «Аннушки» воспринимала как должное, но и от целой семьи. Дочки хозяина с любопытством разглядывали обеих путниц, и Корсак опасался зародить в них подозрения. Но вскоре вся семья отошла ко сну. Никто не заподозрил в «Аннушке» мужчину.

Спал гардемарин беспокойно. Ему снились солдаты, идущие по следу беглянок. Во дворе залаяла собака, и Алешка испуганно открыл глаза, наскоро прикидывая пути отхода. Но кроме него никто не встрепенулся, да и пес затих. Обругав мысленно себя за излишнюю подозрительность, Алешка забылся тяжелым сном.

+2

38

А Софья, напротив, уснула легко и быстро, крепким, как у ребёнка сном. Проснулась она с первыми лучами солнца, больше по приобретённой в монастыре привычке. Она тихо встала, и, стараясь не будить Аннушку, тихонько выскользнула из дома и пошла к реке. Вернувшись, уже приведённая в порядок, она встала на колени перед иконой в красном углу. Девушка молилась Пресвятой Богородице и святой Софии, чтобы помогли им с Аннушкой благополучно завершить так хорошо начавшееся путешествие.
Деревня просыпалась. Встали уже и хозяева, но увидев Софью перед образами, решили не беспокоить её. Однако она сама предложила им помощь по хозяйству, заодно спросив, как им лучше добраться до Новгорода.

- На барках, - отвечал ей хозяин, крепкий мужик-крестьянин, - вот скоро одна отправится в путь, так что вам поторопиться надо, ежели успеть хотите.

Софья, поблагодарив хозяина, обратилась к Аннушке:
- Слышишь, Аннушка? На барках, по воде... А это страшно - по воде плыть? Я никогда раньше не плавала так... А ты?

+2

39

Алешка проснулся от озорного солнечного луча, беспрепятственно щекотавшего его лицо.  К своему удивлению юноша проспал дальше всех. Даже Софья уже поднялась. Девушка молилась у иконы, и Корсак очень осторожно поднялся со своего ложа, чтобы ничем не потревожить свою спутницу. Гардемарин незаметно выскользнул из избы и направился к реке. Он воспользовался тем, что хозяева хлопотали по дому, а Софья молилась, чтобы не только умыться, но и искупаться в бодрящей своей прохладой реке. От остатков тяжелого сна не осталось и следа, теперь юноша был полон сил и готов продолжать путь к Новгороду.

Скромный крестьянский завтрак пришелся как нельзя кстати: после купания предательски разыгрался аппетит, а желудок принялся недовольно урчать. Добросердечная хозяйка и в дорогу собрала им еды: ароматную краюху хлеба, немного овощей и рыбы.

- Дальше поплывем? -  уточнила «Аннушка».  Это было к лучшему: можно будет дать отдых ногам, да и быстрее будет. – Когда-то в детстве, один раз, но я плохо помню. Не волнуйся, ничего страшного, к тому же мы вдвоем поплывем.

Алексей Корсак улыбнулся девушке, стараясь придать ей уверенности. Он понимал, что Софья ему доверяет.  Но что будет, когда правда откроется? А ведь правда должна неминуемо открыться, он не сможет вечно скрывать свою личность. И молодой человек безумно боялся реакции своей спутницы. Он не желал потерять ее доверие, но изменить что-либо сейчас уже был не в силах.

Отредактировано Алексей Корсак (2018-10-28 15:42:18)

+3

40

Софья улыбнулась в ответ: - Я не боюсь. - И добавила, немного подумав:
- Тогда нам, наверное, пора идти, Аннушка? - Она поблагодарила гостеприимных хозяев и решила, когда они выйдут, у соседей узнать фамилию тех, кто был так добр к ним и заодно название деревни - может быть, после того, как она вернётся домой, ей удастся отблагодарить их?

Они плыли по воде...Софье нравилось это новое ощущение: вокруг "проплывают" дома, деревья, поля... Она то просто задумчиво смотрела в воду, проводя рукой по волнам, то набрав немного воды, начинала брызгаться. "Что это Аннушка такая серьёзная? А ведь когда улыбается - это так ей подходит!" - И Софья пыталась расшевелить Аннушку, развеселить. Сама она была жизнерадостная, энергия из неё так и била, и ей хотелось всех вокруг такими сделать - тоже радостными.
Наконец угомонившись, она села в лодке, обхватив колени руками, словно чуть сжавшись, и спросила:
- Аннушка, а ты, наверное, много видела и много знаешь... Расскажи что-нибудь...

+2

41

- Да, пора, - кивнула «Аннушка», - пока солнце еще не высоко,  нам ведь еще много нужно успеть преодолеть дотемна.

Юноша искренне поблагодарил хозяев за предоставленный хлеб и кров, даже с некоторым сожалением покинул гостеприимный дом. Путников ждала дорога, правда, теперь по реке. Сапоги были все же тесноваты, хотя ступни натирали уже не так сильно, но Алешка радовался возможности дать ногам лишнюю возможность передохнуть.

Плыть было приятно, искрилась под солнечными лучами водная поверхность, белые пенистые барашки волн были настолько невысоки, что вызывали лишь восторг. Ветер охлаждал лицо. Алешка даже закрывал ненадолго глаза и представлял себя, стоящим на носу корабля, рассекающего морские воды и стремящегося куда-то к неизведанным материкам.
Но предаваться мечтам надолго ему не удавалось. Софья, взбудораженная новыми впечатлениями, то и дело привлекала его внимание. Корсак устал смахивать с лица и волос капли воды, которой озорно брызгалась девушка.

- Нечего мне рассказывать, - коротко ответил молодой гардемарин. – Я мало еще успела повидать на своем веку. А что повидала, успела позабыть почти.

Рассказывать о себе юноша желал в самую последнюю очередь. В самом деле, не о Навигацкой же школе ей рассказывать или о мальчишечьих забавах в родном Перовском. Лучше было отмалчиваться.

Отредактировано Алексей Корсак (2018-11-02 16:22:16)

+2

42

Софья была в замешательстве: её попытки расшевелить, разговорить Аннушку ни к чему не приводили. 
- Что с тобой, Аннушка? Отчего ты так угрюма? - "Господи, какая же я глупая!" - мысленно ахнула Софья. - "Ну как же... Конечно... Это я, наверное, случайно могла... Не со зла, а по неосторожности... Мне бы надо быть внимательней..." - Прости, я, наверно, невольно задела тебя чем-то... - Софья опустила глаза. Девушка поймала себя на мысли, что она ведь почти ничего не знает о своей спутнице. - "И...какая-то странная она, Аннушка... Необычная..." - Почему странная, Софья сейчас не могла бы объяснить чем-то иным, кроме как той самой интуицией, но она смутно чувствовала это, но объяснения не находила...

До другого берега они добрались достаточно быстро - по крайней мере, Софья не заметила, как это произошло. Девушка понимала - скоро придётся расстаться. Теперь они снова шли по поляне, ещё не было так жарко. Им объяснили в деревне, как дальше дойти до Новгорода. Непонятное, странное чувство было у неё - вроде как и домой возвращается, и радоваться бы, только ей ещё и грустно, и тяжело, и даже тревожно было на душе...
А раньше ей всё представлялось, как сбежит она, как доберётся до дома, как уставшая после долгого пути, но радостная и счастливая взойдёт она на родное крыльцо, как обнимет тётку... Представляла, как будет лететь домой на крыльях счастья... Представляла всё немного иначе, чем сейчас. Совсем по-другому. Да,она тогда ещё и представить не могла, что встретит Аннушку и так подружится с ней.
Ей и хотелось, и не хотелось. Может, надо было согласиться идти с Аннушкой? Может, ещё не поздно отказаться? Да нет, поздно уж - вон вдали виднеется лес, а за ним и купола Новгорода появятся, близко они уже, поздно уже, всё...дело сделано... Пути назад нет. Вернее, ей в тот момент казалось, что нет. Ах, знала бы Софья, чему суждено случиться, может, и по-другому поступила бы! А может быть, и нет. Потом, после, онабудет вспоминать это путешествие с улыбкой, а сейчас она ещё идёт вместе с Аннушкой по залитой летним солнцем поляне в полном неведении того, что ожидает её впереди...

+2

43

- Я угрюма? Разве? – удивилась «Аннушка». – Прости меня, я не хотела тебя обидеть. Я не люблю рассказывать о своей жизни, ты должна понять. Нет, не подумай, я ничего не скрываю, но моя жизнь не представляет никакого интереса ни для кого, кроме меня самой. Конечно, она не была безоблачной и легкой, но все же в ней не было ничего достойного твоего внимания.

Юноша понимал, что спутница не станет настаивать и продолжать свои расспросы: Софья была довольно скромна и деликатна.

- Ты ничем меня не задела и уж тем паче не обидела, - искренне заверил Алешка девушку.

Они не могли плыть по реке вечно, эта часть пути закончилась. Новгород стал еще ближе к путникам, а вместе с ним приближалась и их неминуемая разлука. Алексей не предпринимал больше попыток отговорить свою попутчицу от решения идти к тетке, а по сути - в неизвестность. Сам гардемарин был уверен, что ничем хорошим поход в Новгород не закончится. Но то было лишь предчувствие безо всяких доказательств.

Молодой человек время от времени бросал на Софью настороженные взгляды. Ему казалось, что сама девушка сомневается в верности принятого решения, но подозрения никак не подтверждались: девушка молчала, предпочитая не выказывать своих чувств.

Алешка все чаще спрашивал себя: а не придумывает ли он себе того, чего и в помине нет? Скорее всего так и было. Алексей не хотел признаваться себе, что девушка за столь короткое время стала что-то значить для него, успела стать частью его жизни. Ему еще предстояло в том разобраться, но видимо после их разлуки, разлуки навечно. Корсак не надеялся на новую встречу после их расставания у стен древнего города. Там, у Новгорода, их пути должны были разойтись насовсем. Он решил продолжить свой путь лишь тогда, когда девушка пришлет весть, что с ней все в порядке. У тетки Софья должна была оказаться в безопасности.

Ах, если бы знать, что уготовано судьбой, если бы знать…

Отредактировано Алексей Корсак (2018-11-14 21:01:37)

+2

44

Вот показались купола из-за высоких деревьев, а это значило, что им пора расстаться - они были почти уже у самого Новгорода. Она остановилась, словно не решаясь идти дальше... В тени деревьев, укрывавших их от солнца своей листвой, у небольшого лесного пруда, в лесу, где птицы щебетали свои песни, было так хорошо, спокойно и свободно. Она смущённо опустила глаза.
- Прощай, прощай, Аннушка! - Софья не выдержала и бросилась к ней на шею, обняла, продолжая что-то говорить: - И прости, если что я сделала не так... Так грустно мне прощаться с тобой теперь, так хорошо было, и я так привыкла к тебе... Ах... - Девушка с тихим вздохом опустила голову, словно ей было неловко от своего порыва.
- Да, лучше мне идти к Пелагее Дмитриевне одной... Но ты не уходи сразу... Если всё будет хорошо, то я пришлю тебе весточку. А если не получишь от меня никакой весточки ни завтра, ни на другой день, это значит, что уже ничто мне помочь не сможет и тогда забудь про меня и уходи... Ах, какая я глупая, что я говорю! Спасибо тебе, Аннушка! - И, чуть-чуть помолчав, добавила: - И не молись за меня, милая Аннушка! Нет молитвы, что могла бы мне помочь!

Щебет птиц, шелест листвы, солнечные лучи, пробивающиеся сквозь густые кроны деревьев, прозрачные воды в лесном пруде, колеблемые лёгким летним ветерком, цветы, поднявшие к небу свои головки - все радовались летнему солнечному дню. Только не Софья, вдруг ощутившая как будто какую-то пустоту внутри, словно что-то от неё оторвали, что-то родное...

Отредактировано Софья Корсак (2018-11-16 20:10:06)

+3

45

Вот уже показались купола древнего города, Они почти что добрались до цели, долгая, трудная дорога осталась позади. Впереди же было горькое расставание. От нерадостных мыслей сжималось сердце, а кровь начинала яростно биться в висках. Алешка до боли сжимал кулаки, заставляя себя молчать, хотя хотелось кричать от внезапно заполнившей душу необъяснимой тревоги. Небольшой пруд с теплой стоялой водой, у которого они остановились, казалось, навсегда призван был стать для молодого человека символом разлуки.
Корсак слушал девушку, но отчего-то почти не понимал ее слова, хотя ему и не требовалось слушать: он чувствовал все, что Софья говорила или желала ему сказать.
- Не ходи ты к тетке, не ходи! – с отчаянной мольбой воскликнула «Аннушка». – Ну, зачем тебе в Новгород? Пойдем со мной! Я в Кронштадт иду. Трудный путь, но право слово, прекрасный! Там сосны стройные, как мачты, та мягкий белый мох… Пойдем со мной.
Юноша знал наперед об ее отказе - они ведь сразу обо все договорились, - но никогда бы себе не простил, если не предпринял бы последнюю отчаянную попытку отговорить Софью.
- Что ж раз ты решила…. Я буду, буду ждать твоей весточки в условленном месте сколько потребуется. Но если ты не придешь, вестей не подашь, где тебя искать? Я не уйду, пока не увижусь с тобой хоть на мгновение, пока не смогу убедиться, что ты в безопасности, клянусь!

+2

46

- Не ходи ты к тетке, не ходи!
- Не могу, Аннушка, не могу... Хотя может быть и хотела идти с тобой. Я дала себе слово узнать, что стало с моими родителями, что случилось с отцом, а она может мне рассказать, если не всё, то хотя бы что знает...

...Но если ты не придешь, вестей не подашь, где тебя искать?...
"Ах, милая Аннушка, я даже не хочу даже думать о об этом... Я надеюсь всё-таки, что так не случится... А если случится..."  - В светлых глазах девушки сверкнули слезы, ресницы дрогнули и непрошеные слезинки покатились по румяным щекам... Она смахнула их быстрым движением. Ведь ничего ещё не произошло. Но отчего так трудно расстаться?...

- Не ищи нигде. Не бойся за меня, Аннушка, я надеюсь, что в любом случае сумею подать тебе весточку. А теперь - прощай, прощай! - И Софья снова обняла Аннушку, - правда, уже не так порывисто, как до того, пытаясь всё же сдерживать себя, -  затем, отстранившись, отступила, потупив взор, немного помедлив, прежде чем уйти, как ей казалось, навсегда...

Она шла как в полусне, как-то машинально, не оглядываясь, и обернулась только уже у самой опушки леса, когда до города оставалось буквально несколько метров... Преодолев которые за считанные минуты, ступила на новгородскую землю, навстречу своей судьбе... Если бы только знать, если бы знать, что её там ожидает!...

Отредактировано Софья Корсак (2018-11-17 18:02:29)

+2

47

Я дала себе слово узнать, что стало с моими родителями, что случилось с отцом, а она может мне рассказать, если не всё, то хотя бы что знает...

- Я понимаю, - кивнула «Аннушка», отводя глаза в сторону, чтобы Софья не смогла прочесть во взгляде ничего, что могло выдать чувства, которые испытывал переодетый в женское платье гардемарин. – Привязалась я к тебе, но невозможно препятствовать человеку, пытаться выяснить судьбу своих родных. Это богоугодное дело, это наш долг по отношению к родителям.

Алешка уловил краем глаза, как Софья украдкой смахнула с ресниц слезу. Расставание давалось обоим нелегко, оба предчувствовали нечто тревожное впереди, но продолжали упрямо идти к нему навстречу, словно их вела какая-то невидимая рука.

- Прощай, - прошептал юноша, зарываясь лицом в мягкие волосы спутницы, крепко обнимавшей его. -  Не в моей власти тебя удержать. Ты только знай, что я тебя буду здесь ждать, буду ждать хотя бы весточки. Если потребуется, я снова готова помочь тебе с побегом из-под любого, пусть даже самого крепкого, самого надежного замка. Иди, пусть Господь оберегает тебя в твоих благородных намерениях.

Софья ушла, юноша долго смотрел ей вслед, пока хрупкая фигурка девушки совсем не скрылась из виду. Одиночество вдруг ощутилось невероятно сильно, и чувство это было непривычно. Непривычно было не слышать негромкого щебетания девушки, которое так часто развлекало обоих путников во время долгого пути; непривычно было не видеть все время шедшую рядом и саму девушку, непривычно… Как многое за эти несколько дней стало привычно и как теперь этого не хватало…
Алешка отчаянным рывком стянул с головы, ставший ненавистным за эти дни платок. Его удел сейчас ждать. Ждать вестей, и уж потом только предпринимать какие-то шаги.

http://forumfiles.ru/files/0018/f9/9f/65765.jpg

Отредактировано Алексей Корсак (2018-11-17 19:24:57)

+3


Вы здесь » Родом из Навигацкой школы » Москва » Нам встреча послана судьбою...