Вверх страницы

Вниз страницы

Родом из Навигацкой школы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Родом из Навигацкой школы » Москва » Слово не воробей


Слово не воробей

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Садишься играть в карты в трактире - будь трезв, не зевай, гляди в оба. И проиграть рискуешь, и про осторожность позабыть: преподаватели навигацкой школы тоже люди!

Время: 1742 год, март

Участвуют: Никита Оленев, Александр Белов, Жак Мертье

+1

2

Многие выдающиеся умы, как бы яростно они порой не выносили на смех идеи друг друга, нарекая те абсурдными и признавая лишь свои домыслы единственно правильными, неминуемо сходятся лишь в одном – необходимости учиться, как ради духовного обогащения, так и материального, если так можно выразиться. О том, что ученье – свет, Никита Оленев знал не по наслышке, потому довольно часто относился к занятиям в Навигацкой школе весьма ответственно, порой даже слишком, втайне надеясь, быть может, что друзья смогут вдохновиться его примером, однако… Даже молодой князь, питающий слабость к философским трактатом и, без сомнения, лучше всякого понимающий, как важно быть серьёзным, никак не мог отрицать жизненно-важную необходимость в такой вещи, как отдых. Причём во всех смыслах этого слова, а не за интересной книгой или тренировкой по фехтованию. Простой, самый обычный отдых, которому юноша и предавался, да не один, а со своим другом Сашкой, и не где-то там, а в трактире, чьей особенностью была весьма сносная выпивка по таким же сносным ценам. Однако просто сидеть и наслаждаться вкусом спиртного молодым людям вскоре опостылело, поэтому факт того, что Белов прихватил с собой карты (как знал), был встречен радостным возгласом, и гардемарины провели за игрой в оные около часа, но и это занятие, с каждой новой раздачей, начинало навевать на друзей скуку.
– Погоди раздавать, Сашка, тошно уже от этих карт. – Устало произнёс Оленев, выставив вперёд руку в предупреждающем жесте. – Сколько уже можно играть? Всё равно результат один и тот же: то я выигрываю, то ты, а потом всё по кругу… Право, так и помереть со скуки недолго! – Возможно, в словах юноши и была доля истины, однако что ж от этого изменится? И его товарищ мог сейчас точно также высказаться, при этом театрально бросив колоду на стол. Нет, так дело, однозначно, не пойдёт, нужно как-то заставить себя (и не только) взбодриться... – Слушай! А что, если… – На мгновение запнулся в мнимой нерешительности, после чего заговорщически подмигнул Белову и продолжил. – А что, если мы не просто будем в карты играть, а на желание? Это и азарта какого-никакого игре добавит, и веселее будет.

+1

3

Вечер пришлось коротать вдвоем. Алешка с утра ходил хмурый, а к обеду признался, что вечером опять пьесу играть придется. Пашка накануне был наказан и теперь штудировал ненавистную тригонометрию к завтрашнему дню. Хорошо, что оставался Никита. Его Белов и позвал в трактир, чтобы отдохнуть и развеяться. Если бы не он, хоть с тоски помирай!
Этот трактир курсанты облюбовали с первых дней. Тут и познакомились, и много раз весело проводили время. Чем заняться сегодня, Белов еще не придумал, но колоду карт на всякий случай прихватил. Знал, что Никита не откажется, не все же пить да животы набивать. Умный друг любил продумывать ходы и всегда отслеживал вышедшие масти. На это Саше никогда не хватало внимания, полагался он больше на удачу и храбрость.
Партия, другая, третья... Белов все чаще стал зевать. День стоял пасмурный, от пива и рябчиков клонило в сон, а дальше он проиграл две партии подряд. И когда он в очередной раз начал тасовать колоду, Никита выставил вперед руку.
– Погоди раздавать, Сашка, тошно уже от этих карт. Сколько уже можно играть? Всё равно результат один и тот же: то я выигрываю, то ты, а потом всё по кругу… Право, так и помереть со скуки недолго!
Белов зажал в руке колоду и прислушался. Это уже интересно! Потому что обычно после слов "помереть со скуки недолго" Никита всегда придумывал что-то новое.
– Слушай! А что, если…  А что, если мы не просто будем в карты играть, а на желание? Это и азарта какого-никакого игре добавит, и веселее будет.
Саша только что сам видел, что Оленев засыпал сидя, а тут вдруг подмигнул ему и выдал такое. Видать, хорошее было пиво! Он был больше мыслителем, чем азартным игроком, карты были для него занимательной стратегией. Под влиянием выпитого стратег в Никите уснул, но взамен проснулся искатель приключений.
- А давай! - Белов оживился и подкинул колоду в руке. - Чем черт не шутит! Но ты меня знаешь, я на выдумки горазд... Так что гляди, Никита! Не отвертишься, коли выиграю!
Снова замелькала в руках пестрая колода. Шутить Сашка умел и любил. Теперь ему захотелось отыграться за прошлые партии и придумать что-то позабавнее. Была у него на примете парочка идей, чтоб загадать их другу и поглядеть, как он будет выполнять их...

+2

4

Реши вдруг кто-нибудь в эту самую минуту спросить у молодого князя, какими доводами рассудка (и его ли вообще) он руководствовался, принимая решение подобного рода, он бы ответил… Ничего, возможно, мог пожать плечами, давая тем самым понять, что он и сам не знает, а после внимание юноши вновь было бы приковано к их с Сашкой столику и колоде карт, вновь ожившей в руках друга.
– Да знаю я, что ты горазд, все наши приключения как раз являются результатом твоих выдумок. – Махнув рукой, произнёс Оленев, улыбаясь другу, дабы он не принял сказанное за упрёк в свою сторону. Хотя получать суровые наказания далеко не самое приятное занятие из всех, но порой так было всяко веселее, особенно когда душа не лежит к родным сердцу философским трактатам.
Ну, с Богом. – Мысленно заключил Никита, протягивая руку к столу и собирая с него свои карты, после чего взглянул на них, словно желая понять с первого взгляда, какие у него шансы на победу. Однако даже такому любителю всё просчитывать не дано было строить предположения, когда неведомо ещё, как пойдёт игра и к чему следует быть готовым. Тем более, когда поначалу кажется, будто удача в третий раз повернулась лицом к князю и даже уголок её губ дрогнул в лёгкой улыбке, а вот после... После что-то явно пошло не так.
Возможно, факт двукратной победы ранее расслабил молодого человека, или всему виной глоток пива, сделанный прежде, чем подумать над ходом, или вообще дело в стечении обстоятельств – сказать сложно, но это и не важно. Почему? Да потому, что юноша уже проиграл и с минуту смотрел на карты, оставшиеся в его руках, пытаясь понять, где именно он допустил оплошность, что привела к таким последствиям.
Не нужно было мне тогда забирать и козыри беречь – побил бы и может сумел победить. – Размышлял гардемарин, после чего положил карты на стол, являя сопернику то, с чем он в итоге остался.
– Видимо, не в хороших картах счастье, – или в них, но когда это не касается самого Оленева. – Давай своё желание, победитель.

+1

5

Сначала Белов вытащил четыре козыря из шести карт. Попотеть пришлось изрядно, чтоб Никита не сразу это понял: тот как назло пошел бубновой десяткой, а у Саши бубен не было вообще. В ход пошел наименьший козырь. Никита не то чтобы догадывался, какие карты у Саши, но упорно тащил из колоды бубны и подсовывал их другу. В пять ходов Белов остался без единого козыря и начал воевать чем придется. По воле злого рока карты легли как попало и Саше попадалась всякая мелочь не старше десяток. Он спешил избавиться от нее и подбрасывал Никите по две восьмерки, три семерки и четыре шестерки, не жалея даже козырную. Авось дальше будет ловиться рыбка покрупнее...
Четыре шестерки биты, еще две карты удалось подкинуть. Никите опять удалось отбиться. Он перед этим много карт забирал: то ли бить было нечем, то ли козырей жалел. Белов сделал глоток пива и потянул шесть карт из колоды... Батюшки, все четыре туза и дама червей! Козырная то бишь. Хорош улов! На этих тузов Саша возлагал большие надежды. Взял Никита моду забрасывать его всякими важными лицами, ну и пусть, тузы всех перекроют.
Но положение спасли отнюдь не тузы. Красавица дама червей в самый раз оказалась под рукой. Князь покрыл валета треф такою же дамой и тем подписал себе приговор. Саша подкинул ему свою козырную даму, и пришлось Никите ее брать. Его козыри все были младше дамы, а туз червей был в руках Белова вместе с остальными. Ничего другого не осталось, как выложить перед другом всю четверку. Кроме них ходить было уже нечем.
За столом повисло молчание. Князь молча рассматривал свои карты немигающим взглядом, Саша давился смехом. Небось там козырей видимо-невидимо! Он себя уже в победители записал, а тут эти тузы с дамой кстати подвернулись. Ну держись, сэр Оленев! Давно уж Белову хотелось выведать у него нечто эдакое.
– Видимо, не в хороших картах счастье, – ну точно, все козыри у него были, что раньше не вышли. – Давай своё желание, победитель.
Белов заложил руки за голову и откинулся на спинку стула. Надо видеть лицо Оленева, когда он услышит, что от него требуется.
- Но ты помни, Никита, уговор дороже денег! Проигравший не отказывается!
Чтоб разрядить обстановку, Белов предложил другу еще пива. Для храбрости.
- Раскрой мне свою тайну, дружище! Такую, про которую ты сам без смеха не вспоминаешь, но рассказывать стыдишься. Уж наверняка у тебя найдется такое, не все же тебе труды мыслителей в голове носить. Чур, если что, я никому! - резким жестом ладони Саша дал понять, что сдержит свое слово.

+2

6

Не смотря на всю простоту свою, карты, как оказалось, бывают весьма коварны и способны в любой момент изменить сторону, ведя к победе то одного, то другого игрока. Молодой князь считал себя владельцем всех шансов, однако дама червей и четыре туза, заботливо подброшенные ему товарищем, доказали гардемарину всю его неправоту. Оставалось только глядеть на злополучные карты и ждать, когда победитель изволит явить всю силу своей фантазии в виде такого задания, которое Оленеву не будет вспоминать разве что ленивый.
Знать бы ещё, что он такое придумать может...
– Помню, Сашка, помню, и от слов своих отказываться не собираюсь, – наконец выдавил из себя Никита. – Да и уговор этот чем быстрее выполнить, тем лучше, а посему давай, не тяни, говори, чего от меня хочешь.
Юноша ещё не догадывался о том, как был прав, решив не отказываться от предложенной Беловым кружки пива, поскольку желание его пусть и не состояло в том, чтобы сотворить неведомую глупость перед всем честным народом, но и простым при этом не являлось. Дело в том, что у Оленева-младшего действительно была такая тайна, о которой он никогда никому не рассказывал, поскольку слишком уж совестно ему было вспоминать ту историю, но... Уговор ведь и правда дороже денег, так? Да и друг его раз обещал никому не говорить, то слово своё сдержит, а посему...
– Ну хорошо, слушай, только помни – ты обещал никому об этом не говорить, – напомнил Никита скорее для себя самого, после чего придвинул к себе принесённую кружку с пивом. – Этот случай действительно можно назвать тайной, поскольку знаем о ней только я да Гаврила, и то второй только лишь потому, что, можно сказать, поймал меня с поличным. – Усмехнулся юноша, поднимая голову и глядя на друга. – Веришь или нет, Сашка, а история моя напрямую связана вот с этим напитком. Произошла она где-то за пару месяцев до отъезда в Навигацкую школу. День тогда был чудеснейший: солнце, погода приятная, а самое главное – отсутствие каких-либо обязанностей. Близился обед и я ощутил острую необходимость чем-то подкрепиться и отправился на кухню. По приходу обнаружил там полное отсутствие привычных надзирательниц, зато за столом расположились мальчишки и дегустировали пиво, которое конюх спрятал в хлеву у одной из своих лошадей. Сам понимаешь, отказываться от него я не стал, да только понятия не имел, что оно, наверно, месяца два как там лежало, и потому в голову ударяло быстрее любой водки. В итоге меня развезло так сильно, что я с трудом встал и, медленно передвигая ногами, отправился на поиски выхода из кухни и входа в свою комнату, но вместо всего этого оказался... Как думаешь, где? – Прервался рассказчик, с минуту глядя на Сашку и всё силясь понять, какой был его вариант. – В конюшне! Причём забрался к одной из лошадей, перепутав её в пьяном состоянии за человеческое создание, наделённое умом недюжинным, обнял её за шею и стал декламировать все труды философов, которые читал. А после сам задавал лошади вопросы и сам же на них отвечал, а дальше... Дальше ничего не помню, поскольку глаза открыл уже в своей комнате и не чувствовал ничего, кроме отвратительного привкуса во рту и головной боли. Где-то через минуту меня навестил Гаврила (право, он словно чует, когда нужен!), и рассказал, что так и нашёл меня – повисшим на лошади да мирно сопящим, а как оторвать меня от неё пытался, то я просыпался и тут же стал нести ему такую ересь, что даже хвалёные познания этого эскулапа в латыни не выдержали.

Отредактировано Никита Оленев (2019-04-07 15:30:37)

+1

7

Слушал Белов, слушал... Честно крепился, чтоб друга не обидеть. Но под конец рассказа так и захохотал, аж до слез!
- Ты... и лошадь? И труды философов... А чтоб мне лопнуть! - верно, лопнуть от смеха Белов опасался, а успокоиться все не мог.
Вволю нахохотавшись, Саша вытер лицо рукавом и перевел дух. Как тут успокоишься? Отдал бы жалованье за весь месяц уроков математики, чтобы узнать, какую такую ересь Оленев нес своему кормильцу.
- Ну ты даешь, друг! Правду говорят, в тихом омуте черти водятся... У кого черти, а у кого мыслители, - Саша ткнул друга локтем в бок и опять принялся хохотать. - И как ты такое помнишь? Ты же лыка не вязал! Или тебе Гаврила глаза открыл?
Успокоиться Белов все никак не мог. Сделал глоток пива, отдышался, еще раз вытерся. Вроде полегчало.
- Жил бы ты в древних Афинах, так прославился бы! Диоген жил в бочке, днем с огнем ходил и клялся собакой. Архимед был большой охотник в ванне плескаться. А ты был бы знаменит лошадиной мудростью...
Белов крепко сжал кулак и поднес ко рту - не то прокашлялся, не то отсмеялся.
- Не сердись, Никита! Я ж не со зла, - добавил он виновато. - Обещал, значит никому не скажу. Мое слово - кремень. Когда я подводил тебя?
Дабы убедиться, что друг на него зла не держит, Саша подал ему руку и крепко пожал.
- А давай так, чтоб уж совсем честно, сыграем еще раз. Коль побежу еще раз, больше с такой дурью приставать не буду. А победишь ты, я твое желание выполню. Хоть и самое дурацкое. Отведешь душу на мне за смех мой... Идет?
Белов допил пиво и взял карты в руки. Для честности перемешал раз десять, чтоб наверняка по прошлой игре не совпало.
А в трактир заходил народ, занимал давно привычные места, пил и ел, беседовал или просто отдыхал, и наконец уходил. Что друзьям до них? А меж тем на одного знакомого типа в плаще не мешало бы обратить внимание...

+2

8

– Да, да, всё именно так и в той последовательности, – добродушно отвечал Никита, уже на сей ноте против воли осознавая, что дело этим не закончится. Ну не может его товарищ просто взять и ограничиться одной лишь фразой! Нет, тут определённо будет что-то ещё, иначе Белова сегодня подменили и он сам не свой.
– Второе, – произнёс спустя пару минут, отпив несколько глотков из пивной кружки. – Сам я только отрывки помнил и те неразборчиво, поэтому судить было сложно, а вот после рассказа Гаврилы всё собралось воедино. Как ты, должно быть, понимаешь, голова у меня после такого открытия заболела ещё сильнее.
Вот оно. Значит, в порядке мой друг. В полном, я бы сказал. – Мысленно заключил молодой князь, когда на его долю выпала щедрая порция мудрости от Сашки, в честь такой занимательной истории даже новое определение в философии придумал. Лошадиная мудрость... Странно звучит, но что-то в этом есть, как бы не было Оленеву совестно за давний свой позор.
– Да я не сержусь, дружище. Наоборот скорее, удивился, не будь всего этого, – вновь улыбнулся, пожимая протянутую ему руку не менее крепко. – Никогда, и слову твоему я верю. А когда мы с тобой вот так, одни будем, даже разрешаю припоминать мне сегодняшний рассказ.
Предложение гардемарина сыграть ещё раз Никита поначалу не понял, поскольку был уверен, что на сегодня хватит с них обоих карточных игр и неплохо вернуться в Навигацкую школу, или к нему домой пойти, сменить обстановку, так сказать. Взглянув подозрительно на Белова, юноша, по мере того, как товарищ его продолжал говорить, всё более убеждался как в серьёзности намерения оного, так и в отсутствии причин для отказа, ведь, если задуматься, что ему, Никите, терять? Худшей истории в его закромах не имеется, а Белов обещал более в провокации не углубляться, зато слово дал любое желание князя выполнить, даже самое глупое.
– Раз так, давай сыграем, дружище. Чем удача не шутит? Сдавай.
На сей раз зарёкшийся относиться к играм серьёзно, Оленев без особого внимания следил за картами: не мог побить – забирал, мог – бил, да и козырей особо не жалел. Иными словами, молодой человек избрал для себя тактику игрока расслабленного, что в конечном итоге сыграло с ним добрейшую шутку из всех возможных. Выиграл. На последней карте буквально выиграл, оставил противника своего в дураках.
– Право, дружище, я не думал, что так получится. – Виновато пожал плечами Никита, – но уговор, как ты сам говорил, дороже денег, и отказываться от возможности скомандовать тебе я, увы, никак не могу. – А значит, нужно придумать желание. Только вот какое? Серьёзное? Глупое? Неловкое? Забавное?
Пожалуй, всё сразу.
– Итак, моё дурацкое задание. – Чуть ли не торжественно объявил юноша, наклоняясь поближе к Белову и осторожно указывая рукой в сторону мужчины, одиноко расположившегося через два столика от них и ожидавшего, по всей видимости, свой заказ. – Видишь того господина? Что-то он мрачноват, поди жалованье не доплатили, а может ещё что произошло – не суть. Я хочу, чтобы ты, Сашка, его развеселил с помощью танца. Помнишь фортеля, которые выделывал один из курсантов на пьяную голову? Вот что-то подобное. А в конце, когда еду ему поднесут, любезно раскланяешься и скажешь: "Благодарю за внимание, кушать подано!". Или своё придумай, или вообще ничего не говори – это, так уж и быть, на твоё усмотрение.

+3


Вы здесь » Родом из Навигацкой школы » Москва » Слово не воробей